Как прыщи сделать убирай

Дерюгин Василий Евгеньевич: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]   АМАЗОНКИ   ЧАСТЬ 2   ТОЧКА НА КАРТЕ   ГЛАВА 1   ЭХ, ДОРОГА, ПЫЛЬ ДА ТУМАН...   Когда мы прибыли на площадку конвоев, нас встретили представители Русской армии. Указали место, выдали рации и порядковые номера - 33, 34, 35. Номера 36 и 37 получили Генрих с Татьяной и её подруги, подъехавшие сразу за нами. Если девушки были на обычной "Ниве", то молодожёны приехали на шестиколёсном чуде, именуемом Вольво C304 "Лапландер".   -Я на этой машине сюда четыре года приехал и ни разу не пожалел, - похвастался истинный ариец.   -Умеют шведы делать машины, - согласилась я. - Похожа на "буханку", кстати.   -На хлеб?! - изумился Генрих.   С понятием "буханка" он был знаком, видать, Татьяна его просветила.   -Нет, это фургон русского производства УАЗ-452, за форму получившей прозвище "буханка", - объяснила я. - Вон, кстати, можешь посмотреть.   Генрих выскочил из кабины посмотреть на "уазик", выкрашенный в серо-зелёный цвет. А я наоборот, села на его места и осмотрелась. Что сказать, рационально, удобно, комфортно. У нас же обязательно что-нибудь вставят так, что проклянёшь всё на свете, прежде чем наловчишься дёргать или нажимать.   Однако тем, кто назовёт русских дикарями или варварами, я без раздумий заряжу в бубен. Умение делать, как говаривал мой знакомый, классные жопогрейки, вовсе не значит, что такой клепальщик обогнал всех и вся в науке и технике. Пусть сначала построят атомную станцию или склепают ракету, а потом обзываются. А то, кроме раздутого самомнения, за душой ничего нет.   Прозвучала команда "По машинам!", все разбежались и расселись, готовясь поехать. Но начальник кон-воя, майор Колокольцев стал обходить машины и спрашивать: "Пулемёты, гранатомёты есть?" Если говорили, что есть, требовал убрать подальше, грозясь отнять и вернуть лишь в месте прибытия. Дошёл и до наших машин.   -Есть, - отвечаю. - Есть, как не быть.   -Убери подальше! - потребовал майор. - А то отберу и верну только в Демидовске!   -Все непременно! - ответила я.   Колокольцев Марк Сергеевич подозрительно посмотрел на меня: не смеюсь ли над ни? - и отправился к Сашке, а Воен спросила:   -Что он хотел?   -Чтобы мы пулемёты убрали, - ответила я.   -И это сделаешь?   -С какой стати? - удивилась я. - У меня, слава всем богам прошлого, настоящего и будущего, своя голова на плечах. И своё оружие я буду использовать так, как сочту нужным.   Наконец-то майор закончил обход машин. Единственный, кто избежал требования убрать пулемёт - это Михаил. Как никак егерь, да и знаком с майором оказался. Наоборот, майор поцокал языком, рассматривая "Барсук" и позавидовал наличию глушителя. Наконец прозвучала по радио команда заводить и по порядку номеров выезжать. Следующая большая задержка произошла у Северного КПП. Пока солдатики обошли все машины, проверили ай-ди, распечатали все сумки с оружием. Ушло на это немало времени. Лишь часа через два колонна отправилась в путь. Растянувшись по дороге, поднимая тучи пыли, колонна отправилась в путь.   Пока солдаты проверяли ай-ди, я отошла в сторону и в бинокль рассматривала все машины и людей в них. Всё-таки нужно хотя бы представлять с кем отправилась в путь и что можно ждать от людей. Четыре пятых народа - обычные люди с семьями. К оружию непривычные, оно явно мешало им, то и дело отводя в сторону и поправляя пистолеты, винтовки, автоматы. Пятая часть - компании и одиночки. Тоже с оружием мало кто знаком. Зато понтов! Особенно выделялась компания в 58, 59 и 61и 62 машинах. Женщине с тремя детьми в 60-й машине было очень неуютно между ними. Надо будет посоветовать передвинуть машину женщины в начало колонны, а на её место поставить 27 и 28 машины. Четверо мужиков там за сорок - ребята суровые и поставят на место любых гопников.   В этот день ехали, устраивая остановки сначала через два часа, потом через три. Разумно. Солдаты сначала длинными палками разгоняли всю живность в кустах, а потом пускали туда людей. Когда объявили ночёвку, было выбрано место, которое давно уже было подготовлено для стоянок. Вокруг километра полтора-два чистого пространства, из деревьев сложены брустверы. Но вот бронетехника конвоя расставлена крайне неудачно. Да, у брустверов, но борта открыты для выстрелов из РПГ и ПТУРСов. О чём я и сообщила майору Колокольцеву.   -А ты кто такая?! - окрысился майор. - Да что ты можешь понимать?!   -Могу, - улыбнулась я. - По периметру стоянки есть пять углублений для техники, будут торчать одни башни.   Майор пожевал губами и приказал проверить и поставить туда БТРы и БРМД.   -Я впервые с конвоем иду, - сказал он смущённо. - Конвой очень большой, конец сезона.   -Что-нибудь ещё? - спросил он.   Я рассказала о женщине с детьми, гопниках и предложила поменять женщину с мужиками из начала колонны. Во избежание. Майор и тут согласился.   -Что-нибудь ещё посоветуешь? - поинтересовался он. - Выкладывай свои идеи!   -Следует организовать людей по пять - семь машин, - сказала я, - и каждый день проводить пару учений. Чтоб не метались при нападении, а знали куда бежать и что делать. И каждый день хорошо бы устраивать учебные стрельбы, чтобы оружие не держали как дубины, а понимали как пользоваться. Сегодня уже поздно, но завтра с утра хорошо бы начать.   -А если не захотят? - спросил майор. - Ни учиться, ни стрелять?   -Сведёшь в отдельную группу и всё, - пожала я плечами.   -Ты ведь воевала, - сказал вдруг стоявший рядом лейтенант. - И оружие держишь умело, и понимаешь в бронетехнике и ПТУРах...   -Приходилось, - усмехнулась я. - Немного...   Я пришла как раз тогда, когда сварились пельмени. Воен начала раскладывать по тарелкам, и тут к нам подвалил молодой парень с бутылкой водки.   -Предлагаю за знакомство! - предложил он, выставляя бутылку.   -У нас сухой закон, - отвергла я. - А познакомиться согласны. Евгения, Женя.   Все представились, Назвался и парень - Дмитрий или Дима.   Дима начал клеиться почему-то к Мари. То руку на колено положит, то обнимет за плечи. И пошлыми шуточками так и сыпал. Мы как-то не привыкли к такому стилю общения. Да поведение чересчур развязное, Михаил себе такого не позволял, хоть и боевой офицер. Наконец Мари это надоело, она достала пистолет и упёрла его в бок Диме:   -Пошёл вон отсюда!   -Ты чё бикса, сдурела? - возмутился Дима. - Убери пушку, ты!   -Встал и ушёл! - приказала я, доставая свой маузер.   Вслед за мной вытащили свои стволы и остальные, даже Катя достала свой "вольверин".   -Какие-то проститутки чокнутые... - пробормотал Дима, уходя.   -Так надо было сразу сказать, - усмехнулся Михаил. - Ихние машины через десять от наших. Только ты бутылкой там тоже не тряси, ихняя мадам тоже у своих девочек сухой закон держит.   -Шустрый однако, - хихикнула Сашка. - Уже узнал где передвижной бордель и какие порядки там.   По нашим стройным рядам перекатился смешок.   -Сейчас-сейчас... - пробормотал Михаил, смотря в сторону тех самых машин.   Оттуда доносились гневные голоса. Он заразил всех, все смотрели в ту сторону.   -Так-так... -Михаил как-то собрался. - Пошёл!!   От машин кто-то вылетел и несколько раз перевернулся. Потом поднялся и кое-как побрёл, хромая на обе ноги сразу, матерясь и охая.   Донельзя довольный Михаил рассказал:   -Есть или нет передвижной бордель в конвое - сиё мне неизвестно. Но в тех машинах едет ну очень религиозная семья старообрядцев. Лично видел, как эти мужики на современно одетых девушек плевались и крестились. Ну как они будут реагировать на визит Димы? Набьют морду и вышвырнут. Что мы и наблюдали.   -Сегодня у Димы неудачный день, - сквозь смех сказала Тиффани. - Отсюда вышвырнули, оттуда вышвырнули. Откуда ещё вышвырнут?   Не успела она договорить, как послышались вопли, два раза бабахнула винтовка, народ вскочил, начал метаться, кто-то рванул к выходу со стоянки на машине. С трудом удалось всех успокоить. Вернувшийся Михаил рассказал, что переполох начался из-за придурка, который принял изогнутый сук за змею, шарахнулся укололся голой задницей и с перепугу начал стрелять.   Утром переселенцев стали по пять машин гнать на стрельбище. Отстреляли пару обойм или магазин - назад. Мы тоже сходили всей бандой, к нам примкнули и Генрих с пельменщицами. Я даже не ложилась. От бедра превратила мишень в решето сначала с левой из маузера, потом с правой из ТТ. Остальные тоже хорошо отстрелялись. Даже Катя из своих винтовки и пистолета.   -Хорошо стреляешь, - подошла я к Воен после стрельбы. - Однако твой кольт слишком мощный для тебя. Нет, нет, это твоё оружие, владей на здоровье! - воскликнула я, увидев крайне огорчённое личико лаоски. - Тебе просто нужен ещё один пистолет. Вот такой. - Я протянула ей "Вальтер ППК" - небольшой пистолетик ка?либра 7.85 мм с тремя обоймами и кобурой.   Сняв с неё ремень, я поменяла кобуру с кольтом на кобуру с вальтером и отдала кольт. Воен засияла как солнышко и бросилась меня обнимать, пребольно заехав кольтом по спине. Потом девушка попробовала выхватывать вальтер из кобуры. Получалось у неё гораздо быстрее и лучше, не надо было прикладывать лишних усилий.   После завтрака отправились дальше. По моему требованию был запущен БПЛА. Причём я приказала смотреть не только впереди, но и отводить в стороны на тридцать-сорок километров. Знаю я этих разбойников, голову и середину конвоя пропустят, а хвост отсекут. Один раз банда как раз начала выдвигаться, но низко пролетевший БЛА заставил атамана отменить приказ: мол, про нас уже знают и готовят тёплую встречу.   Это случилось на четвёртый день, когда колонна подходила к Меридианному хребту. Наш БЛА как раз отклонился на три десятка километров в сторону. Тиффани, управляющая аппаратом, заметила машину в низинке меж двух холмов и людей возле него. Направив аппарат пониже, она с изумлением поняла, что это дети - пять-шесть лет, не больше.   -Женья! Срочно тормози караван! - от волнения Тиффани заговорила по-английски. - Там я увидела детей без взрослых!   Я включила рацию связи с майором Колокольцевым и потребовала экстренной остановки. Очень нехотя майор отдал приказ и подошёл к нашему форду, я уже была там и рассматривала картинку на мониторе.   -Я вижу троих детей, - сказала я майору. - А ещё я вижу, - мой палец указал на край экрана, - несколько больших гиен. - Мы с майором переглянулись. - Нужен хороший внедорожник. И я кажется знаю, где его взять. Тим, следи за машиной!   Я выскочила из форда и побежала в конец колонны.   Те гопники собрались около одной своих машин. Матюки сотрясали воздух, хотя обсуждали достоинства "макара" и ТТ. Я решительно подошла:   -Чья машина?   -Ну моя, - сказал бородатый верзила.   -Ключи! - Я протянула руку.   К моему удивлению, тот безропотно выдал мне их. Но, заметив рядом Воен с нацеленным винчестером, я перестала удивляться. Мы сели в джип и помчались к машине. За нами поехал БРДМ. До машины было около двадцати пяти - тридцати километров или час езды. Если бы у меня были волосы, то они стояли бы дыбом, когда я думала, что могут сделать несколько гиен с детьми.   -Женя? - вызвала меня Тиффани. - Они успели спрятаться в машине, а гиены снаружи скачут.   Я немного успокоилась. Но скачущие вокруг машины гиены - не самое лучшее общество для маленьких детей. Я выехала на след машины. Судя по всему она промчалась здесь накануне, самое большее два дня на?зад. Сообщил мне и майор:   -Вчера на конвой было нападение, потеряли двенадцать машин и сорок шесть переселенцев. Очевидно, это одни из вчерашних.   -Женя? - это опять Тиффани. - Я вас вижу, вы уже подъезжаете!   Я сбавила ход до минимального и взобралась на холм. Рядом выросла башня БРМД с КПВТ. Одна из гиен сунулась в выбитое боковое стекло и тут же шарахнулась назад, чихая и отчаянно возюкая нос о траву. Воен приготовилась стрелять, но я остановила её:   -Мы будем стрелять, лишь когда они рванут к нам. А пока пусть пулемётчик поработает. Давай!   КПВТ показал, что ему нет равных. Меткие короткие очереди рвали гиен в клочья. Лишь последняя гиена сообразила что к чему и бросилась к нам, но было поздно: на склоне холма очередь из КПВТ разнесла её в пыль.   -Ура! - услышала я громогласный вопль по радио. Похоже, весть о нашей спасательной экспедиции разнеслась и у экрана монитора собралось половина колонны.   Мы подъехали к машине. Одного взгляда хватило понять, что случилось. Очередь из пулемёта по диагонали перечеркнула бок машины. Над детьми на заднем сидении она прошла выше, и поразила двоих взрослых на переднем. Женщину убило сразу, а мужчина был тяжело ранен и гнал машину прочь из последних сил.   Я заглянула в окно и едва успела отскочить: один из ребёнков пшикнул мне в лицо из какого-то флакона. Судя по тому, как дёргалась гиена, вряд ли это было что-нибудь вроде духов.   -Помощь пришла! - сказала я на иврите и вновь заглянула в окно.   Ответом мне был многоголосый гвал, я опять еле успела отшатнутся. Из машины вынесло четверых детей, которые повисли на мне обнимая, целуя и жалуясь. С трудом удалось их успокоить, отцепить и расспросить. Это была семья религиозных евреев, что я и так поняла по одеянию взрослых и детей. И говорили они только на иврите. Оказалось, они ехали в Зион, как сказал папа. Почему именно по Северной дороге? Папа сказал, что на Южной за последние месяцы пропало несколько конвоев и стали часты нападения. Когда папа умирал, он сказал, чтобы они не выходили из машины и что помощь обязательно будет. И вот явилась я, спасительница.   С трудом мне удалось погрузить детей в джип и мы отправились назад. Я попросила Сашку вскипятить воду и поставить палатку, ребятишек надо отмыть. Покопавшись в жилете, я достала плитку шоколада и щедро разделила на пятерых, выделив и Воен. Та сама как большой ребёнок. Итак их было четверо - две девочки - Мазаль (удача на иврите) и Эстер (звезда), два мальчика Даниэль и Леви. Даниэлю было шесть, Мазаль - пять лет, и двойняшкам Леви и Эстер было по четыре года. Воен перебралась на заднее сидение, посадила на колени младших и гладила их, что-то бормоча по-лаосски.   -А что с ней? - спросил вдруг Даниэль, - показывая на руки и лицо Воен.   Руки и лицо девушки были покрыты синяками и ссадинами, которые ещё не зажили. Даже сейчас они внушали трепет, а в первые дни вообще на Воен было страшно смотреть.   -Она попала в рабство к одному плохому человеку, - рассказала я. - Ему доставляло удовольствие издеваться над ней. Я её освободила, дала одежду, оружие. И Воен решила остаться со мной.   -А что с тем нехорошим человеком? - спросила Мазаль.   -Жарится в аду на сковородке, - ответила я. - Ненавижу тех, кто издевается над слабыми, и вообще издевается над живыми существами. Если позволяешь себе издеваться над другим существом, человек то или животное, то отрекаешься от божественного в себе, впускаешь в себя демонов, порождение Диавола! Понимаете что я хочу сказать?   -Да! - сказали брат с сестрой.   Тут разговор закончился, мы приехали к каравану. Уже и палатка стояла, а в палатке дымился котёл с го?рячей водой. Я показала Воен, держащей на руках малышей, на палатку, а Мари попросила приготовить одежду для всех четверых. Поскольку мы наверняка окажемся мокрыми, я предложила Воен раздеться и замотать бёдра полотенцами. Так и сделали. Если младшие стояли спокойно, позволяя себя вымыть, то Даниэлю всё надо было пощупать. Я его шлёпнула по рукам, когда он полез к моим титькам.   -Ай! - взвизгнул он, отдёргивая ручки. - За что?!   -Вот когда ты будешь большой, - ответила я, - тогда и будешь сиськи у девок щупать. А пока тебе не положено! Сначала вырасти.   Снаружи послышался хохот. Ну да, звукоизоляция тут на зависть всем... Кстати, мы с Воен, же обмылись.   Тем временем Сашка поджарила пельмени на здоровенной сковородке. Народ в колонне, видя такое дело, тоже затеял перекус. Пока ели, к нам подошли трое дядечек. Один отозвал меня в сторону. Недоумевая, я подошла к их группе. И тут такое началось!   -Евгения, вы русская? - вдруг спросил один в очках и в шляпе.   -Русская, - подтвердила я.   -Так как же вы, русская, могли спасти этих жидовчат?! - начал он.   Бац! Стёкла вдребезги, сам он с расквашенным носом улетел в кусты при дороге. Бум! Бам! Два его друж?ка улетели следом. Я неспеша подошла к ним. Они шарахнулись от меня в кусты.   -На змей не нарвитесь, козлы!   Дядьки шарахнулись назад.   -Вам, гляжу, объяснять что-либо поздно, - сказала я. - Как были козлами, так и останетесь. Чтобы вы не нарвались от кого-нибудь на пулю, залезаете в свою машину и сидите там тихо-тихо. На первой же заправке остаётесь ждать следующий конвой. Я понятно сказала? - Дядьки закивали. - Пояснять не надо? - Я сжала кулаки. - Нет, не надо.   Я повернулась и пошла к своим.   -Жидовка! - полетело мне в спину. - То-то за жидят трясётся!   Бац! Пуля из ТТ сбила шляпу с говорившего.   -Ещё кто-то что-то хрюкнет - следующую пулю проглотит! - предупредила я. - Вон отсюда!   Троица быстро-быстро поползли на карачках, потом поднялись и побежали прочь.   -Что случилось? - ко мне подбежала Сашка и все остальные.   -Эти джентльмены хотели знать, как могла я, русская, спасти жидят? - ответила я. - Пришлось объяснить, что мне такие вопросы задавать чревато. Грозит тяжкими телесными повреждениями и преждевременной смертью. Так что на ближайшей заправке они нас покинут.   На лицах всех присутствующих читалось полное одобрение. Я сплюнула:   -Ну до чего же люди бывают дебилами!   -У тебя похоже давние счёты с антисемитами, - сказала Татьяна.   -Вообще-то да, - сказала я. - В наш отряд пришёл новый боец и начал изводить Лёху Войцеховского из Иркутска, потомка ссыльного поляка. Почему-то он решил, что тот еврей и всячески изводил парня, говоря ему всяческие гадости. Мы раз предупредили его, два, а на третий раз хорошенько избили. Тот заткнулся, но начал делать гадости. Я потребовала убрать его из отряда. Так один из офицеров принялся его защищать. И вот на одном из заданий "борец с жидомасонами" просто струсил и сбежал, чем подставил под удар боевую группу. Хорошо, командир это вовремя заметил и принял меры. Урода едва на месте не прибили, но всё-таки вернули на базу. Там его судил трибунал и отправил на зону. Ну, и того офицера убрали. С тех пор моё мнение про ан?ти?семитов не изменилось: подонки и трусы.   -Да, но иногда евреи... - начал Генрих.   -Всё, не хочу больше говорить ни о тех, ни о других, - заявила я. - Ладно, пошли доедать. Подошёл майор, я ему рассказала о визите троицы.   -Это им повезло, что они до ПРА не доехали, - сказал Колокольцев. - А то бы загремели на каторжные работы годика на два.   Испуганные дети, каким-то чутьём поняв, что речь о них, жались ко мне. Откуда-то появившийся кот Кап?рал вился между ног и просился на руки. Мазаль его подхватила и стала гладить. Котяра довольно жмурился и мурчал. Тем временем пронеслось: "По машинам!" Я сделала небольшую рокировку: Мари села за руль трофейной машины, немного отмытой, туда посадили детей. Внезапно они устроили дикую бучу, отказываясь са?диться. "Мы только с тётей Женей!" Пришлось Мари усаживаться за руль "Урала", а мне идти за руль трофея.   К вечеру достигли заправки. Вообще-то мы должны были быть на километров сто пятьдесят - двести западнее, но из-за спасения детей отстали от графика, как рассказал майор. Пока Сашка ремонтировала машину, мы разобрались с вещами. Что интересно, мужские вещи были из таких тканей, что их никуда невозможно было использовать: ни на тряпки, ни на ветошь, просто выкинуть и всё. Вряд ли кому-нибудь они понадобятся ещё. Женская одежда качеством была получше, но таких расцветок и фасонов... мама не горюй! Религиозные вещи убитого отца еврейчиков я отдала старшему сыну Давиду. Это ваше, сказала я, храни у себя.   Поразило оружие: неплохая в общем "Ли-Энфилд", калибра 7.74, которая создана к началу прошлого века и пару сотен патронов. Я разобрала и посмотрела винтовку. Её моё! Мужик вообще не чистил оружие, я даже ничего для этого не нашла: ни шомпола, ни масла, ни ветоши. Если предыдущие владельцы обращались с винтовкой аккуратно и уважительно, то этот относился как к ненужному хламу. Пришлось разобрать "Ли-Энфилд" и тщательно обработать каждую деталь, чтобы можно было стрелять без опаски, что заклинит.   Тут я увидела, как Генрих сел чистить свой шпалер. Вытащив подходящий болтик, я позвонила ему на радиотелефон. Ответила Татьяна, которая и позвала мужа. Я тут же попросила крутившуюся тут же Эстер отнести и положить болтик среди других деталей пистолета.   -Только положи! - предупредила я. - Больше ничего делать не надо.   А потом мы долго по монитору ухахатывались, наблюдая, как "истинный ариец" собирает и разбирает свою беретту, приходя сначала в недоумение, потом в сильное раздражение, а потом в дикую ярость: как он ни старался, как тщательно не собирал оружие, всегда оставалась лишняя деталь...   Разоблачила нас Татьяна. По каким-то делам пошла к Сашке и застала нас рыдающих у монитора. Ей стало интересно, над чем мы там смеёмся, и она увидела, как её муж в ярости топчет свой пистолет. Не удержавшись, Татьяна тоже захихикала.   -Слушайте, что вы такого сделали? - спросила она.   -Просто Дженни лишнюю детальку в пистолет подбросила, - рыдающим голосом сказала Тиффани. - Вот он тре?тий час и собирает стрелялку. - Генрих поднял пистолет , протёр и начал его разбирать. - У-ха-ха! Опять по новой!!!   Все грохнули. Хоть Татьяне и было жутко смешно, она всё-таки пошла к мужу и рассказала про мою проделку. Генрих примчался, долго ругался, а потом поклялся мне жестоко отомстить.   Я бы хотела на этой веселой ноте и закончить вечер, но не получается. Всё ещё посмеиваясь, я отправилась в заведение М-Ж, когда меня окружили те самых трое антисемитов. Они почему-то решили, что это я виновата, что их изгоняют из конвоя, а не их сбрендившие мозги. У одного был туристский топорик, у двух других - почему-то кухонные ножи. Ихний главарь, тот самый интелехент, которому я очёчки разбила, начал двигать речугу, что я, жидовка, выступила против...   -Ну что сказать, орёлики, - усмехнулась я, - вы опять облажались по полной. Звиздеть меньше надо!   В мою ладонь скользнула рукоять бесшумного пистолета ПСС, который после прибытия на Новую Землю постоянно носила при себе. Еле слышно: Пых! Пых! Два тела падает, я поворачиваюсь к третьему. А этот в ужасе пятится, выпученными глазами глядя то на меня, то на своих убитых дружков. Пых! И он падает с дыркой во лбу.   Всё-таки заглянув в заведение с двумя нолями - природа требует своего, я услышала дикий вопль. Оказалось, какая-то дамочка тоже решила навестить "павильон задумчивости" и наткнулась на три трупа. И разгрузилась не дойдя буквально трёх шагов.   -Ну чего так нервничать, уважаемая? - спросила я. - Трупы и трупы, лежат, не кусаются...   Мадама хлопнулась в обморок.   Появился крайне недовольный майор Колокольцев.   -О, естественно это Евгения Муравьёва! Как же без неё в деле с трупами! Что ними не так?   -Убить меня хотели, - хмыкнула я. - Вот этот с разбитой мордой стал зачитывать мне приговор. Мол, я жидовка, связалась с жидами, помогаю жидам... Мне надоело слушать и я их пристрелила.   -А ты уверена, что именно убивать? - спросил майор.   -Вряд ли на свидание к женщине приходят с топорами и ножами... - усмехнулась я. - К тому же извра-щен?цы: не меньше часа наблюдали, как женщины в туалет ходят.   -А что до этого делала? - не отставал майор.   -Ржала, - сказала я и на удивлённые взгляды присутствующих объяснила: - Знаете бывшего патрульного Генриха?   -А, "истинный ариец"! Знаем!   -Ну так вот, он сел чистить свой пистолет, я его отвлекла и подсунула лишний болтик. А потом мы всем отрядом ржали, наблюдая, как этот "истинный ариец" раз за разом собирает и разбирает свою "беретту", потому что остаётся лишняя деталь...   К концу рассказа ржали все присутствующие.   -Ладно, - сказал майор, - забирай имущество этих гнид. Их машина - УАЗ-452 "буханка". Она твоя со всем содержи?мым. Номер в колонне - 69.   -Спасибо, - кивнула я.   Вообще-то я и так бы нашла. "Буханок" всего в колонне две, одна в начале, там ехала семья какого-то от?ставного капитана. Который со мной отказался общаться категорически. Ибо дико завидовал, потому что сам имел лишь две юбилейные награды: 70 и 80 лет советской армии. Ну и вторая "буханка" была в конце каравана. Куда мы подошли всей толпой.   Ну что вам сказать... Вещей мало, только личные, правда, продуктов много, в основном хранящиеся дол?го: крупы, консервы, дрова ещё. И, видимо, главное сокровище этих дол... придурков: подборка антисемитской литературы, начиная с "Протоколов сионских мудрецов". Эту "коллекцию" я тут же и сожгла.   С оружием было гораздо интересней. Если у двух автоматы были простые АК-74 и два "макара", то третий явно был сдвинут на СС. У него был ремень СС, кинжал СС, почему-то не автомат, а винтовка "Маузер" калибра 7.92 мм и парабеллум, дай бог памяти, "артиллерийская модель" калибра 9 мм, а ещё подборка разного материала про эсесманов, но почему-то на русском. Видать, поклонник СС не шпрехал на немецком. Подборка тоже полетела в огонь.   Михаил взял парабеллум:   -Можно я себе возьму? Удобное оружие.   -Да пожалуйста, - пожала я плечами.   Вообще-то я не привязывалась к имуществу, я легко расставалась с ним. Продать или подарить - да бери?те! Но если кто решал, что готова всё отдать, особенно то, чем я пользовалась или то, что могло пригодиться в будущем, того ждал жестокий облом. Он мог и улететь под воздействием пинка в спину или чуть ниже, прецеденты были. Правда чуть позже я пожалела парабеллум, но сразу отмахнулась: ещё получу в качестве трофе?ев. Пояс я выкинула, а кинжал оставила себе: как-то раньше такого не попадался. При этом на меня наехала Мари:   -Как ты можешь оставлять себе эту гадость?!   -Это коллекция, детка! - ответила я. - Надо различать преклонение, как этот пдор, и просто коллекция. Во! Ты слышала о Параде Победе в 1945 году в Москве?   -Нет... - все, кроме русских выразили недоумение.   -У меня есть запись, посмотрите, - сказала я. - Так вот, одним из ключевых моментов было бросание фашистских знамён к подножию Мавзолея, где стояло высшее руководство Советского Союза. Потом помост сожгли, а знамёна отправили в коллекцию в музей вооружённых сил, где они хранятся до сих пор. Коллекция знамён, между прочим, составляет больше двадцати девяти тысяч штук.   -Ого! - вырвалось у всех.   -А про мою коллекцию ножей слухи ходили по всему ГРУ. Там есть даже африканский нож с рукоятью из кости человека. Я его в поединке у ихнего колдуна отняла и им убила колдуна. С тех пор нож стал моим, а я стала ихней не то колдуньей, не то ведьмой-оборотнем.... Сань, глянь, что с "буханкой"?   Сашка полазила под машиной, подсвечивая фонариком. Вылезла, отряхнулась:   -Ну чтож, машина, как ни странно, в полном порядке. Видать, хороший мастер её пользовал.   -Тогда есть предложение продать хозяину заправки "японку" и пересесть на УАЗ, - сказала я. - Хозяин, по?мнится, жаловался, что ему машина нужна, а заправку оставить не на кого.   -Тёть Жень! - дёрнул меня за руку Даниэль, когда услышал перевод на иврит, - а чем УАЗ лучше тойоты?   -Ну, как тебе объяснить... - я на мгновение задумалась. - Дай-ка, ножик!   Я взяла подаренный ему накануне ножик с парой десятков всяческих инструментов, предмет глубочайшей зависти всей детворы в караване, и достала свой - здоровый режик.   -Смотри, на первый взгляд твой нож лучше: есть и шило, и ножницы, и плоскогубцы, и отвёртка, правильно? - Все кивнули. - Однако главная задача ножа резать. Так? А вот с этим у твоего ножика проблемы. Ну пру?тик срезать, кусочек колбаски отрезать и всё. А моим можно и палку перерубить, и шину пробить, и метнуть.   Я бросила свой нож. Пролетев метров двадцать, он вонзился в деревянный столб. Малята кинулись к столбу, но не смогли даже пошевелить нож. Безуспешными оказались попытки и остальных его вытащить. Только Сашке удалось покачать его вверх-вниз, но это и всё. Я подошла, повернулась спиной и коротким рывком вытащила нож из столба.   -Но как?! - все уставились на меня.   -Заветное слово знать надо! - показала я язык. - Оно утраивает силы! Несмотря на приставания, я продолжила рассказ о машинах:   -Точно самое тойота против "Буханки". Много всяких прибамбасов, но вот ездить по бездорожью у русской машины получается лучше. Она простая и надёжная, как этот самый тесак. Помню, как-то в Сибири под Томском ехали зимой на учения на подобной "буханке". Нас обогнал американский хаммер. Шофёр ещё средний палец показал. Километров через сорок крутой подъём на гору. А горка то скользкая. Хаммер на обочине, водила одевает цепи на колёса. Мы так на "Буханочке" бодренько наверх, а водиле сразу штук двадцать сред?них пальцев одновре   менно показали. Все засмеялись.   -Знаете, - продолжила я, - все эти мерседесы конечно бенцы, но наши "козлы" и "буханки" гораздо больше приспособлены к бездорожью и полевым условиям. Наверное, я буду иметь и другие машины, но эта "буханка" останется у меня ну очень надолго. Ладно, пошли спать...   Утром мы предложили хозяину машину за две тысячи экю. Тот начал плакаться на счёт денег, что большие расходы... и предложил пятьсот экю. Из разговоров со старожилами я поняла, что подобные машины стоят не менее двенадцати-пятнадцати тысяч экю, а то и дороже. Предлагать пять сотен за машину - это вообще не уважать продавца. Я пожала плечами и пошла прочь. Идиотов пусть в другом месте ищет. Хозяин бросился за мной, но я не захотела с ним иметь дела.   Наш БПЛА обнаружил засаду после полудня. Большая банда, не менее сорока машин, разбитых на четыре группы. Да ещё пару раз над нашим конвоем проскакивал ихний БЛА. Мы остановились в пятнадцати кило?метрах якобы на перекус и оправку.   -Что делать будем? - спросил майор Колокольцев.   -Есть идея, - предложила я. - У бандитов задумано красиво. Наш караван идёт по дороге, бандиты пере?крывают дорогу, а в это время боковые группы наносят удар по центру и между ними. Но если я соберу отряд десять-пятнадцать человек и мы сами нанесём удар по крайней группе бандитов? Их всего около тридцати человек и не они не ждут удара. Должно получиться.   -Соседняя группа может услышать стрельбу и прийти на помощь, - заметил майор.   -У нас есть бесшумное оружие, - ответила я. - Нужны две вещи: умение метро стрелять и работа в коман?де. Сделаем так. Я возьму своих людей и ты ещё дашь четверых. Идёт?   -Идёт, - кивнул Колокольцев. - У нас ПББС (приборы бесшумной беспламенной стрельбы).   -У нас с этим получше, - усмехнулась я. - "Винторезы", 9А-91, два "барсука". Ну и несколько ПББС. Пусть твои парни подходят через четверть часа.   -А что ещё за 9А-91? - удивился майор.   -Увидишь! - сказала я.   Я собрала отряд и рассказала о принятом решении.   Таню и её подруг попросила посидеть с детьми. Дети же не выразили восторга, а потребовали идти с нами. Но тут я рявкнула от души. Малышня забилась в машину и таращила оттуда глазёнки. И тут я обратила внимание на один момент.   -А где волосы-то? - удивилась я. Все-все-все, кроме "истинного арийца" и его жены были пострижены "под ёжик", а Воен ещё и побрить голову успела.   -Зачем?! - изумилась я.   -Мы как наша атаманша! - сказала Мари. - Побрить только не успели.   -"Все почти с ума свихнулись, даже кто безумен был"... - только и смогла я сказать и махнула рукой. -Пошли, атаманцы!   В общем, я выдала бесшумное оружие, один 9А-91 достался и солдату из конвоя. Мы загрузились (набились) в "буханку" и поехали. Сверху на машину набросили маскировочную сеть.   Предосторожность себя оправдала. Встревоженные длительной неподвижностью конвоя, бандиты запустили БЛА. Татьяна, получившая краткий курс руководства нашим беспилотником (Главное- ничего не трогай! Пусть висит в этой точке! А ты нам сообщай обо всех изменениях на этом экране!), вовремя сообщала, и мы замирали на время полёта.   Наконец мы заехали в тыл бандитам. Я кратко проинструктировала всех: начинают бесшумные винтовки и автоматы. Пулемёты вступают в дело только тогда, когда какая-нибудь машина попробует удрать. Выгружаемся, разворачиваемся в цепь, взбираемся на холм и по моей команде начинаем.   Выбравшись из машины, мы вытянулись цепью и полезли на холм, за которым скрывались машины бан?дитов. Предупреждённые, все ждали моего сигнала. А передо мной открылись три джипа с пулемётами на турелях и семь багги. Все сидели на своих местах и ждали сигнала к началу атаки. Я шепнула в "ходи-болтайку": "Поехали!" и выстрелила в негра за пулемётом. Получив пулю в затылок, он сполз по турели на пол.   Стреляли одиночными, в крайнем случае - короткими очередями по два-три патрона. Будто сама смерть взмахнула косой - такой массовый падёж бандитов случился. Одна багги взревела мотором, - водитель успел заметить смерть соседа, но тут сразу трое всадили в него пули. Пулемёты так и промолчали.   -В машину! - приказала я. - Бегом! Работа не закончена!   Переместились к следующей группе. Но тут или бандиты оказались беспечнее, выбрались из машин, или командир не смог держать их в кулаке, Мы, примерно, две трети выкосили, прежде чем бандиты опомнились и начали стрелять в ответ. Тут заговорили наши пулемёты, подавляя начавшееся сопротивление. Из=за сосед?него холма на помощь выскочило несколько багги и джип, но встретили мощный ответ. Все, бросив недобитых бандитов, открыли огонь по гостям, а я, Мари и Генрих ударили по ним из "мух". Генрих промахнулся, а я и Мари попали. Две багги превратились в костры, джип и ещё одна багги перевернулись. Последняя багги скрылась за холмом. Запиликала рация:   -Всё! - сообщила Таня. - Всё, бандиты уходят! Головная группа и вторая, побитая вами развернулись и мчатся прочь!   -Спасибо! - поблагодарила я и переключилась на "ходи-болтайку". - Кто рядом, посмотрите, что с Генрихом!   "Истинный ариец" лежал, разбросив руки, а вокруг головы расплывалась кровь. Первой добралась к нему Тиффани. Потрогав артерию, она сообщила:   -Жив! Только без сознания!   Тут подоспела Воен. Оттолкнув блондинку, она осмотрела Генриха и сообщила:   -Жить будет. Пуля по башке чиркнула. Только рану зашить надо. Я сейчас!   А я повернулась к остаткам бандитов внизу и крикнула по-английски:   -Граждане бандиты! Ваши дружки сбежали и на помощь к вам не придут. Предлагаю сдаться! Гарантирую жизнь! - И повторила по-испански.   -Ты что?! - изумилась Мари. - Оставишь их в живых?!   -Обещала я, - с усмешкой ответила я, - а майор Колокольцев, а тем более шериф Аламо, которому мы передадим пленных, никому ничего не обещали. Так ведь?   Тем временем из-за машин, подняв руки, вышли четверо.   -Михаил, Сашка, - приказала я, - берёте джип, сажаете туда пленных и везёте к конвою. Вы остаётесь и караулите это кладбище, - приказала я солдатам. - Мы едем с нашим раненным арийцем. Всё, по машинам!   Встретили нас с бурным восторгом. Известие, что группа товарищей отправилась на бой с бандитами, в мгновение ока разнеслась по каравану, некоторые хотели немедленно отправляться на помощь, и майору сто?ило немалого труда их остановить. А когда приехал джип с пленными, все потребовали преследовать банди?тов. Впрочем, некоторые громко говорили, причём так, чтобы слышали члены рейда:   -И что тут такого? Это любой мог бы сделать...   Тиффани не выдержала и ответила одному такому критикану:   -А ты представь, что бандиты заметили передвижение машины и устроили засаду. Трое с пулемётами или один с РПГ. Один выстрел - и всё. И никто никуда не едет. Представь, что ты ехал в этой машине. Представил? И убитым себя тоже?   -Оставь! - взяла я её под руку. - Человеку просто дико завидно.   -Что с ним?! - к Генриху бросилась Татьяна.   -Контузия, - объяснила Сашка. - Завтра будет как огурчик, хоть может ещё и заикаться.   -Так, есть вопрос ко всем, - громко объявила я. - Кто хочет порулить багги или джипом до Аламо?   -А какое вознаграждение? - спросил кто-то.   -Крепкое рукопожатие! - под всеобщий смех ответила я.   Очень быстро колонна выдвинулась к месту боя. Три десятка машин заняли своё место в караване. Не-смотря на потерю времени, в Аламо мы приехали, когда начало темнеть. Делёжкой трофеев, как решили мы с майором, заняться утром, в часиков восемь.   -Мари, ты у нас супер-интендант, вот и возьми на себя это. В помощь тебе Тиффани и Михаил.   ГЛАВА 2   АЛАМО   В гостинице, - её названия я не заметила, но за стойкой стояла необъятная толстуха, - я сняла сразу три номера. Один - нам с Сашкой, второй - Воен и Кате с ребятёнком, Мазаль с Эстер, и мальчикам - Даниэлю и Леви. Но, в общем, вся наша банда тут была в полном составе. Не знаю почему, но мы, похоже, сразу понрави?лись друг другу, я и необъятная мадама.   -Это все ваши? - спросила она, глядя на этот бедлам из пяти детей.   -Мои, мои, - я вздохнула. - Какой-то дурдом. Две недели не прошло со дня приезда, а у меня на попече?нии уже шестеро детей! Что будет через месяц?   Толстуха хохотнула.   -Детский сад откроешь! - и протянула руку: - Элли Портман, хозяйка отеля.   -Евгения Муравьёва, атаманша этой банды, - представилась я, пожимая.   Как ни странно, рукопожатие было крепким.   -Так, все слушают сюдой! - обратилась я. - Обычно я даю полчаса помыться и переодеться, но сегодня, из-за наличия новичков - сорок пять минут. Через сорок пять минут встречаемся тут и всей бандой идём в ре?сторан ужинать.   -И попрошу женщин не забывать, что женщины должны быть с пистолетами или револьверами, - добавила миссис Портман. - В Аламо без оружия женщине в обществе появляться неприлично.   -Слышали? - перевела я, не знающим англицкий. - Аламо не Порто-Франко, появляться в городе только с оружием. И да, Воин, можешь носить свой ревОльвер.   Лицо девушки радостно осветилось. Почему-то этот здоровенный "кольт 1911" 45 калибра, что тогда я ей подарила на корабле, ей безумно нравился.   -Мисс Муравьёва хорошо стреляет? - спросила вдруг мадам Элли, глядя на мои пистолеты в кобурах.   -Я не волшебница, - ответила я, - я только учусь.   -Послезавтра у нас будет Открытый чемпионат по стрельбе, - сообщила миссис Портман. - Стрелять будут из пистолетов. Съезжаются стрелки со всех анклавов от Китая на востоке до ПРА на западе и арабов с той сто?роны Залива. Почему бы вам не показать свой класс?   И тут вся банда насела на меня, требуя, чтобы я приняла участие. Особенно приставали Сашка и Катя, видевшая моё умение на стрельбище базы "Россия". "Покажи, что умеет спецназ ГРУ!" - басила Сашка.   -Так мне записать тебя? - спросила миссис Портман.   -Записывайте! - махнула я рукой. - Иначе они мне мозги проклюют. Толстуха позвонила какому-то мистеру Питерсону, что записала новую участницу, наверное последнюю под номером 392. Положив трубку, миссис Портман посмотрела на меня:   -Система знакома? Выходят по пятнадцать человек и стреляют по мишени, двадцать пять набравших большее количество очков, выходят в четверть финал, потом десять в полуфинал и трое - финал. Потом вручение приза победителю и банкет.   -Главное - это банкет! - хихикнула Тиффани, висня на Михаиле, чему тот вовсе не был против.   -В общем, встречаемся через сорок пять минут в ресторане, - подвела я итог.   Уже в ресторане Сашка спросила:   -Наблюдаю на твоём челе усиленную работу мысли, подруга. Сомневаешься, что победишь?   Все вдруг замерли и уставились на меня.   -Не-а! - ответила я. - До тройки я гарантированно добираюсь, а там уж будем посмотреть. Я хочу заработать как можно больше денег. Сейчас всем табуном идёте к букмекеру и ставите деньги на моё попадание в восьмую финала, в десятку, тройку и первое место. А завтра и послезавтра ничему не удивляйтесь. А лучше всего подыгрывайте.   -А сейчас что делать? - это Татьяна.   -А сейчас пойдём погуляем по городу, - ответила я. - Ну, кто хочет, конечно.   Как ни странно, никто не захотел, все устали. Только Воен да Катя со мной увязались. Почти все магазины были уже закрыты. "Оружейный магазин Сэма" тоже. А вот "Стволы и ножи" оказался открыт. Наверное потому, что хозяин живёт наверху. Почему я так решила? Потому что на втором этаже тоже горел свет. А магазинчик бедноват был. Ножи, пистолеты, пара М-16 да китайский "калаш". Нет, не хозяин, хозяйка. На звонок дверного колокольчика вышла такая девочка! Лет двадцати-двадцати двух, высокая, сисястая, длинноногая, смазливое личико, густая грива чёрных волос. Но меня другое заинтересовало: как она двигалась. А двигалась она как мастер рукопашного боя. Я сделала движение рукой, девушка непроизвольно отреагировала. Это в подкорки вбивается. А красуля волчицей на меня посмотрела и схватилась за кобуру с 17-м "глоком".   -Мир, подруга! - засмеялась я. - Давно с Острова Свободы?   -Год, - ответила та. - Но откуда...   -Ты мастер русского рукопашного боя, - объяснила я, - но с несколько своеобразной техникой, которую я встречала только у кубинцев. Сложить два и два большого труда не составило.   -Ты была на Кубе? - удивилась девушка.   -Была, - кивнула я. - Но не отдыхала, а училась. В школе "Чёрных ос" Ла Паласиос. Два месяца рукотворного ада...   Я помотала головой.   -Нет, меня учили не для спецназа, - отказалась девушка, - хотя если надо... -Тут она сообразила, что я ска?зала: - Тебя обучали в "Школе спецназа"?! Ты была не переводчиком?   -Нет, я служила в спецназе ГРУ, - сказала я. - Нашу группу к вам для повышения квалификации отправили на тренировку. Ну и ваши у нас тренировались. Я встречала ваши группы в наших лагерях.   -А там не было такого парня Фиделя? - спросила девушка. - Здоровенный чёрный хомре, большой любитель женщин..   -Негры были, - усмехнулась я, - и даже парочка Фиделей. Но тот, которого ты имеешь в виду, вовсе не негр и даже не латинос, а высокий белый парень. Как он меня достал! Таскал цветы охапками, пел серенады под окном, ходил следом и ныл о своём разбитом сердце. Гр-р-р!   -Он самый! - засмеялась красотка и протянула руку: - Мария Пилар Родригес!   -Евгения Муравьёва, - я пожала. - Бедноватый у тебя магазин.   -Я только несколько месяцев открылась, - пожала Мария Пилар плечами. - Откуда товар?   -Могу подбросить, - сказала я. - Есть трофеи, но нормальных магазинов не попадалось. Если хочешь, завтра утром свяжись с Мари - это наш интендант, особая примета - мулатка. С ней и договоришься о покупке. А пока... - я подошла к витрине, где заприметила длиннющую, не меньше метра рукоять, инкрустированную слоновьей костью и искусной гравировкой. - Это испанская наваха?   -Да, - кивнула, доставая оружие, девушка. - Тоже трофей.   Я открыла и закрыла наваху, несколько раз взмахнула рукой и наконец метнула в мишень.   -Отлично! - сказала я, вытаскивая оружие. - Беру. И вон то мачете тоже. Для своей коллекции. Как-то не получилось в тот раз заиметь.   И пропела:   -Потом Никарагуа, Куба, Фидель.   Потом Мозамбик, перелёты.   Потом в Эквадоре на наркокартель   Он сам поднимал вертолёты.   -О! А это откуда? - удивилась Мария Пилар.   -Это песня "Полковник спецназа", - сказала я, расплачиваясь за покупку. - Шуточная. В общем, подходи.   Вечером перед сном я достала патрон и проглотила порох из него. Древний фокус, который применял ещё Шакал, чтоб выглядеть больным. Лицо стало отёчным, под глазами появились мешки, кожа стала жёлтой. В углу комнаты возникли три пустых бутылки виски "Одинокая звезда", а на столе - на четверть заполненная. Так же на столе появился стакан, воняющий виски, и почти нетронутый нарезанный лимон. Сашка хихикала, наблюдая за созданием декораций.   -Смейся, смейся, - ухмыльнулась я. - Только не забудь свою реплику в нужный момент.   Позавтракав в кафешке, мы отправились сначала в представительство Ордена, где оформили моё опекунство над спасёнными детьми, а потом в Банк Ордена, где мы получили премиальные за убитых бандитов.   Надо сказать, вся наша банда почти в полном составе шлялась со мной: Сашка, Воен, Генрих с Татьяной, Катя с ребятёнком и четверо еврейчиков. После банка, мы отправились по магазинам, где купили детям одежду - всякие джинсы, шорты, майки, футболки, платья, сарафаны и прочее. На вопли Даниэля и Мазаль, что у них есть одежда и больше не надо, я ответила, что вполне могут не носить. Но ни от кого не ускользнуло, как крутились Мазаль и Эстер в обновках перед зеркалом, с каким удовольствием надел Даниэль сапожки. А Леви вообще отказался снимать джинсы и футболку. В телефоны же вообще вцепились - оторвать только вместе с руками.   После этого вся наша банда отправилась на стоянку, где поприсутствовала при оценке добычи и её разделе. Тут же была и Мария Пилар Родригес. Оценив мой внешний вид и аромат виски, она сморщила свой носик, кивком поздоровалась и отвернулась. Мы с Сашкой переглянулись и еле-еле не рассмеялись. Ну и на майора Колокольцева я произвела впечатление. Скривился, слов тухлятину почуял.   Детвора долго сидеть на месте не могла, начала бегать, прыгать, скакать по машинам. Я их подозвала и предупредила, чтобы ничего не хватали, не ломали, если что отвалится - немедленно звали меня. Не прошло и получаса, как ко мне прибежал Лева: "Тётя Женя! Там что-то отвалилось!" Естественно, его воплей на иврите никто, кроме меня не понял.   -Чего он хочет? - поинтересовалась Мари.   -Там у них "что-то отвалилось", - усмехнулась я. - Надо пойти посмотреть.   -А они не соврали? - выразил сомнения "истинный ариец".   -Могли, - согласилась я, - но не думаю. Надо посмотреть.   Леви привёл нас к одному из джипов, отбитых накануне у банды. Пол у джипа раскрылся и там виднелся какой-то футляр. Я его вытащила и открыла. "Мать, мать, мать!!" - выразила я своё отношение.   -Что это, Жень? - поинтересовалась Сашка, заглянув внутрь через моё плечо.   -Это американский миномёт калибром шестьдесят миллиметров. Вес - около двадцати килограммов. В общем, ничего штука, - сказала я, - только нам не нужна.   -Почему? - не понял майор.   -Потому что с машины не очень постреляешь, объяснила я. - Надо останавливаться, устанавливать, стрелять. Это скорее для атаки фермы или заправки подойдёт. Или отбиваться от атакующих. А на машинах лучше АГС применять. Дальнобойность почти такая же, а пользы гораздо больше. Не нужен?   Майор отказался: Русская армия вооружена оружием российского производства, так что американский миномёт там и даром не нужен.   -А чего ты сама не хочешь взять? Ведь там, где ты обоснуешься, хорошим вкладом в ополчение будет.   -У кого вообще ничего нет, оторвут с руками, а у нас в машине "поднос" есть, - ответила я. - Зачем это амерское убожество?   Все промолчали. Я спросила у Марии Пилар не хочет ли она взять миномёт для продажи. Фермеры или ранчеро конечно возьмут. Девушка поколебалась, но всё-таки согласилась взять. Однако, заметила, что если у неё не купят в течение трёх месяцев, то она найдёт меня и настучит этим миномётом мне по башке.   Потом пошли на стрельбище. Я понаблюдала за стрельбой других, оценила стрельбище, сама немного постреляла. Честно скажу, что намеренно стреляла плохо. Стыдуха! Потом пошли обедать. Я накатила ещё пару стаканов виски и заставила всех петь "В нашу гавань заходили корабли". Стены содрогались от рёва пою?щих:   -В нашу гавань заходили корабли-корабли,   Большие корабли из океана.   И пили-пили-пили моряки-моряки   За здоровье своего капитана!   Причём пели все, даже те, кто вообще не знал русского. Примчался шериф, а хор слаженно выводил:   И в воздухе сверкнули два ножа, два ножа.   Пираты затаили все дыханье.   Все знали капитана, как вождя, как вождя   И мастера по делу фехтованья.   Плюнув, шериф поспешил убраться, потому что почувствовал, что и сам вот-вот запоёт. Потом я прицепилась к какому-то парню, требуя назвать имя победителя завтрашних стрельб.   -Как это ты не знаешь? - изумилась я. - Вот, это я победитель! - Ловко усевшись ему на колени, я обняла его за шею и зашептала ему в ухо но так, чтобы все слышали, дыша перегаром: - Ты уже поставил деньги? Нет? Ставь на меня! Вернейшее дело! Не прогадаешь! Все-все на меня ставь!   Парень морщился, кривился, старался спихнуть меня на пол.   А я заорала:   -Хозяин! Мы хотим выпить за мою победу!! Бутылку "Одинокой звезды" и два стакана! Хотя, почему два? - Я обвела помещение взглядом. - Всем по стакану виски! Пьём за мою победу!!! Гип-гип ура-а-а!!!   Как известно, за чужой счёт пьют даже трезвенники и язвенники. Все выпили. Ко мне подошли Сашка и Мари и стали уговаривать идти спать. Я сказа, что выпьем ещё по одной и пойдём. И потянула почку денег из кармана жилетки. И естественно, рассыпала, стала собирать - выронила ТТ из кобуры. Подобрала ТТ - уронила деньги. Собрала деньги - выронила "маузер", подобрала "маузер" - уронила ТТ.   -НУ надо же так нажраться! - подошла Сашка, подобрала ТТ и хотела взвалить меня на плечо.   -Сама! - я отшатнулась. - Сама!   Повернулась к дверям, прицелилась и попыталась выйти, но промахнулась врезавшись в косяк. Остановилась, покачнулась и... упала. Тут же свернулась в клубочек и засопела, попытавшись накрыться своей шляпой. Подошла Сашка, покачала головой, забрала шляпу, взвалила меня на плечо и понесла в отель.   -Ну как тебе моё выступление? - спросила я, изображая в усмерть пьяную.   -Это было что-то! - сказала Сашка. - Как мы пели! А как ты этого парня терроризировала! Пестня!! И вся наша банда поверила, что ты нажралась, особенно когда ты всё начала ронять. Это было что-то!!!   Миссис Элли Портман лишь покачала осуждающе головой, глядя как Сашка тащит меня в номер. К счастью, номер уже был убран, бутылки исчезли, кровать застелена чистым бельём. Сашка стащив с меня берцы, положила на кровать. Котёнок Капрал, принюхался, учуял запах виски, негодующе фыркнул и перебрался на кресло, где развалилась Сашка.   -В следующий раз, когда я задумаю играть алкашку, - попросила я, потирая ушибленный лоб, - ты мне бутылкой по голове тресни.   -С превеликим удовольствием! - ответила Сашка.   Я встала, разожгла спиртовку, стала варить кофе. Но тут в наш номер стали просачиваться члены нашего отряда. И все с одним вопросом: "Ну что? Спит?" Когда с эти вопросом вошли Генрих и Татьяна, собравшиеся отреагировали жутким хохотом. Я разлила кофе всем по маленьким чашечкам, а себе большую кружку.   -Муравьёва, ты издеваешься? - возмутилась Сашка, получив кофе на полтора глотка, причём крохотных.   -Хочешь больше - свари, - кивнула я на кофейник. - Кофейник не резиновый, а желающих много.   -А ты? - Сашка указала на мою кружку.   -А я больная, мне лечиться нужно.   Жестом подвинув сидевших на кровати, я полулегла, поставив кружку на живот. Бурча что-то о наглых ведьмах, Сашка одним глотком осушила чашечку и принялась варить новый кофе.   -Женя, а для чего ты устроила этот цирк в ресторане? - спросил Генрих. - Я думал, что ты совсем пьяная, но сейчас гляжу...   Я открыла один глаз и оглядела "истинного арийца", потом спросила:   -После этого цирка ты бы поставил хоть один цент на мой выигрыш?   -Да нет, конечно! - воскликнул тот.   -Вот! - подняла я палец. - И до самого конца я хочу поддерживать впечатление, что мне дико везёт, что я побеждаю случайно. В этом случае ставить будут против меня. И при моей почти гарантированной победе мы выиграем просто сумасшедшие деньги.   -А почему "почти гарантированной победе"? - не поняла Тиффани.   -Потому что 100% тебе даже бог не даст, - фыркнула Мари.   -А как ты собираешься это самое впечатление производить? - полюбопытствовал Генрих.   -Для этого надо две вещи, - поведала я. - Первое: всегда быть в конце прошедших в следующий тур. По?везло, мол. Второе: уметь быстро считать в уме, чтобы определить проходной балл. Ну и немного везения. Везение сработало, что я в конце списка. Осталось применить другие два. Завтра увидите. Кофе выпили? Свободны. И поменьше болтайте, что со мной. Спросят, отвечайте, что спит.   Все вышли. Остались Сашка и еврейчики. Они окружили меня, прижались. Даниель погладил по голове, а Мазаль поцеловала меня в щёку и сказала:   -Мы знаем, ты хорошая! Только больше не напивайся, пожалуйста!   -Ой, спасибо, ребятки, - я прижала их к себе. - Даю вам слово, что больше не буду!   Сашка замерла. Слово я давала редко, но всегда держала. Даже в ущерб себе. Тут скрипнула дверь и вошла Катя со здоровенной кружкой:   -Вот! Чтобы легче стало!   Я взяла кружку, понюхала, попробовала, глотнула.   -О боги! - выдохнула я. - Огуречный рассол!!! Ты на кухню ресторана ходила?!   -Ага! - кивнула девочка.   -Интересно, как ты объяснила, что тебе нужно, если ты только русский знаешь, - пробормотала я и снова отпила живительной влаги. - Вот Сашка, учись, как надо заботиться о ближних!   -Хорошо бы этим ближним меньше кривляться, - буркнула Сашка. - Так, ребятня, идите к себе в номер, Жене требуется покой и сон.   Пожелав мне здоровья, все ушли.   -Вообще вкусная, зараза, - отставляя кружку с рассолом, сказала я. - Будем отдыхать, подруга. Никуда ни ходить, ни бегать, ни о чём не волноваться. А просто лежать и читать о похождениях Шерлока Холмса и докто?ра Ватсона.   -Уотсона, - поправила Сашка.   -Ватсона, - отвергла поправку я.   -Уотсона! - настаивала Сашка.   Мы посмотрели друг на друга и расхохотались.   Едва я пристроилась на кровати с "Приключениями Шерлока Холмса", как в дверь постучали и вошёл местный шериф с листочком в руках.   -Шериф города Аламо Билл Мэрфи. Вот, а это надо полагать грабительница банков в Порто-Франко, Милане и Рино по кличке Лысина и её помощница Верзила?   -Чего?! - у меня глаза на лоб полезли, а у Сашки челюсть о пол стукнулась.   -Того! - передразнил меня шериф. - Возвращаюсь в офис из трактира, прохожу мимо доски с портретами разыскиваемыми преступниками и вдруг замечаю ваши рожи. Вот интересно, думаю, когда это вы успели грабануть банки в Милане и Рино? Я пробил ваши данные по компьютеру, оказывается вы ещё и месяца не прожили на Новой Земле. Хорошо, что я заметил, а то ведь могли и арестовать!   -Истинный ариец! - расхохоталась я. - Отомстил!   -Кто это? - удивился Билл Мэрфи. - О чём вы?   -Бывший патрульный Ордена Генрих, - объяснила Сашка. - Женька как прозвала его "истинный ариец", так это прозвище и прилипло. А отомстил он за шутку в дороге.   И она рассказала о моей проделке. Шериф заржал, как жеребец.   -Надо будет запомнить... - сказал он. - Ландо, отдыхайте. Желаю победы, Лысина. Гы-гы-гы!!!   И ушёл, гогоча.   На следующее утро у входа на стрельбище столпилось около пяти тысяч человек. Я подошла к столам организаторов, где получила номер, напечатанный на листе бумаги - 392 , ниже были написаны имя, фамилия и в поле "откуда" - "переселенец", в поле "стрелковый клуб" - стоял прочерк. Еще мне дали две английские булавки с пожеланием закрепить номер на спине одежды, без номера на рубеж не пустят. Записали в журнал номер пистолета, проверили грузиком усилие спуска, предупредили, что стрелять можно только заводскими патронами, кроме бронебойных, и запрещены самокруты. Участников попросили построиться перед трибуной, а зрители стояли кто где.   На трибуну забрался руководитель местного стрелкового клуба, некто мистер Петерсон, владелец стрельбища и ресторанчика при нём, произнес небольшую приветственную речь, и объявил соревнования открытыми. Первые 50 участников пригласили на линию огня, прозвучала команда "приготовиться", а через пяток минут - "огонь".   Зрители расселись на заранее сколоченных скамейках. Я отошла в сторонку и взобралась на здоровенный камень, откуда отлично было видно мишени в мою компактную снайперскую трубу. Потом вторая смена, третья...   Я внимательно следила за мишенями, вернее, за результатами попаданий. Результаты отборочной стрельбы очень оперативно вывешивали на стенды, стоявший около входа на стрельбище. На левом стенде висели результаты сплошняком, а на правый после каждой смены добавлялись фамилии вышедших в основное упражнение.   А меня заметили, тыкали пальцами и хихикали. Даже кличку приклеили - Чемпионка. И какое же удивление было, когда после оглашения результатов, оказалось, что я прошла в основное упражнение, показав в отборе 92 очка. Кстати, среди участников я заметила и Марию Пилар. Стреляла хорошо, вошла в первую двадцатку. Я ей помахала, та кивнула и отвернулась. Ишь, брезгует, красуля. Две трети участников отсеялось, но оставалось ещё около ста двадцати человек. Точнее, сто двадцать два.   При помощи прозрачной стеклянной банки с крышкой, куда бросили записки с номерами, и чьей-то девочки лет шести, участников распределили по сменам, мне досталась третья.   Основное упражнение заняло три смены, общее время один час, одна мишень пробная, и четыре зачетных. Позади ходили судьи линии огня, следя чтобы никто не стрелял по пробной мишени после первого выстрела в зачетную. Какой-то парнишка лет 18 случайно выстрелил в стол и был отстранен от соревнования.   -Рвёшься в чемпионки? - съязвила Мария Пилар, когда нас вызвали на рубеж. Сама она выбила 97 очков и была в пятёрке лучших.   -Не рвусь, а уверенно иду, подруга, - усмехнулась я. - Сейчас, скорее всего объявят пятёрку лучших. Смотри не промахнись.   Из девятнадцати участников и впрямь объявили только пятерых. Марии Пилар среди них не было - в по?следний момент дрогнула рука и у ней оказалось на пару очков меньше, чем требовалось. А я прошла, выбив 100 из 100. Кроме меняв пятёрке были араб в своём бурнусе или как его одеяние обзывается, двое ковбоев и какой-то мужичок, очень похожий на бухгалтера. На этот раз победитель выявлялся из серии трёх попыток по пять выстрелов. Первая серия: 48, 49, 48, 49, я - 50. Вторая серия - 48, 48, 48, 49, я - 50. И третья серия. Все за?мерли, не смея дышать. Араб - 50, 1-й ковбой - 49. 2-й ковбой - 48, бухгалтер - 49. Я позволила себе неболь?шую шалость: левой рукой выхватила "маузер" и с бедра всадила пять пуль в десятку. 50 из 50!   Всеобщее молчание. Никто не может поверить, что явная аутсайдер, над которой все ещё недавно смеялись, стала победителем престижнейших соревнований. Послышался дикий визг и ко мне помчались мои еврейчики и Катя. А за ними остальные члены нашего отряда. Но первым примчался рыжий кот Капрал. Вскочил мне на грудь и устроился на шее. Следом налетели еврейчики, стали скакать вокруг, потом подскочила Сашка и хлопнула по спине. Набежали девчонки, принялись обнимать и целовать. Тут опомнились и остальные зрители, набежали, оттеснили моих друзей стали поздравлять.   Последними подошли члены комитета во главе с мэром Аламо преподобным Квимби. На их лицах до сих пор сохранялась растерянность. Они никак не могли поверить, что вчерашняя пьянчужка, выдававшая представление в ресторане, сегодня уверенно победила. Они даже моё имя в своих бумажках перепутали.   -Уважаемая Абдурахман ибн Хаттаб! - начал мэр.   -Моё имя Евгения Муравьёва, - перебила я преподобного. - А это имя вон того бородатого в балахоне!   Араба, и так на меня зверем смотревшего, вообще перекосило. Он достал кинжал и показал как режет мне горло. Дождавшись, когда все славословия стихнут, он улучил момент и, подойдя, шепнул:   -Я тебя буду резать медленно-медленно, женщина. Такие оскорбления, тем более от женщин, смывают только кровью!   -Если ты ещё не понял, то тут другая земля, и другие порядки, - ответила я ему. - А если осмелишься прийти, то я тебе твой кинжал рукоятью в жопу засуну. И в таком виде на волю выпущу. И я не шучу.   Араба перекосило так, что я понадеялась, что рожа так перекошенной и останется. Но нет, громадным усилием он взял себя в руки, развернулся и ушёл. Потом он ходил и приставал к людям. Хозяйка отеля что-то ска?зала ему. Араб панически посмотрел на меня, вскочил в свою машину "тойота 75" и укатил. Похоже араб не понаслышке был знаком со спецназом ГРУ. Больше мы о нём ничего не слышали.   Когда меня спросили про этого араба, я рассказала. Все посмеялись, а потом кто-то спросил, где он мог встретиться со спецназом ГРУ.   -Ну, на Ближнем Востоке во многих местах, - пожала я плечами. - Например, в середине 80-х в Ливане. Тогда шайкой террористов было были похищено несколько советских граждан. Посланцы ГРУ схватили родственника главаря, его обезглавили и подбросили труп с запиской, что это ждёт и других. На следующий день похищенные были освобождены. Были и другие операции, оставшиеся в тени. Так что араб имел основания не связываться со спецназом ГРУ. Пусть даже в моём лице.   Не успели мы дойти до отеля, как ко мне подвалила пылающая гневом Мария Пилар и начала высказы-вать, что я, такая-сякая, обманула её.   -Плохая из тебя разведчица, Мария Пилар! - оборвала я её монолог. - Ты видела и не проанализировала ряд фактов. Во-первых, меня постоянно сопровождает довольно значительная толпа. - Я обвела рукой присутствующих. - Алкашей только собутыльники сопровождают. Во-вторых, из разговоров при обсуждении раздела добычи, ты могла понять, что руководила операцией я. Алкаши тоже могут в принципе, но... В-третьих, наблюдая за моей стрельбой вчера и сегодня, ты могла бы и сама догадаться, что с похмелья так не стреляют. Так что обман прошёл просто отлично!   -Но кого ты обманывала? - не поняла кубинка.   -А всех горожан и приехавших, - улыбнулась я. - Мне надо было, чтобы никто не сделал ставки на меня. И я могла бы сорвать банк у букмекеров. Сашка, сколько мы заработали?   -Около ста пятидесяти тысяч экю, - доложила подруга.   -Ого! - ахнула девушка.   -К сожалению, это одноразовая акция, - сказала я. - Нашу компанию запомнят и больше не дадут ставить, или будут ставить все подряд. Но мы больше и участвовать не будем. Нет, если кто-то из команды решит поучаствовать - флаг в руки, барабан на шею и пинок в спину, но у команды найдутся более важные дела.   -А, ну тогда ладно, - сказала Мария Пилар. Видать, она не оставляла мысли стать победительницей.   ГЛАВА 3   К ПЕЩЕРЕ   На следующее утро мы встретили рассвет уже в пути. Майор Колокольцев хотел выехать ещё накануне, но встретил такое дружное возмущение, что благоразумно перенёс на следующий день. Зато утром его люди стучали в номера и вытаскивали всех на стоянки, несмотря на длительное веселье. Я покосилась на стоящий кубок на "торпеде". Здоровый, литров на пять. Вчера, когда мне его вручили с поясом чемпиона, я предложила по такому случаю жжёнку - древний русский напиток. Принесли несколько бутылок красного вина, бутылку шампанского, парочку лимонов, бутылку рома и кусок сахара. Я смешала в кубке вино, накрошила лимонов, на решётку положила кусок сахара, облила ромом и подожгла. Красиво, чёрт возьми, горел сахар, стекая в смесь. Почти вся бутылка рома ушла. Потом добавила шампанское, размешала и принялась разливать по стаканам. Понравилось! Но пришли к выводу, что для повседневного потребления чересчур дорого.   -А почему раньше не делала? - поинтересовалась Сашка.   -Много дорогих ингредиентов, - объяснила я. - А сейчас не за нас счёт, а за счёт города. Почему бы не сделать?   Слышавшие расхохотались. Преподобный Квимби скривился было, но потом его посетила какая-то мыс?ля, он подошёл и попросил рецепт жжёнки. Ну и я ему и выдала полтора десятка рецептов именуя студенче?ской, гусарской, купеческой и самой простой рецепт (ром, лимон и сахар) назвала "обывательской жжёнкой". Пастор всё это аккуратно записал. Не знаю, правда, использовал потом или нет. Сама я пару глотков сделала и больше не пила.   Я покосилась назад. Детки дрыхли в сидениях, пристёгнутые ремнями безопасности. Их сделала Сашка на второй день. Сначала они начали капризничать, отказываясь пристёгиваться, но я поставила условием: хотите ехать со мной - извольте пристёгиваться. Ещё Сашка оборудовала телевизор. Я набрала из своей фильмо?теки мультфильмов, комедий, приключений и ставила. Смотрели взахлёб, да ещё и другие дети просились поехать с нами.   Капрал тоже ехал со мной. Сначала пристроился на коленях, но мне приходилось шевелить ногами, это кошаку не понравилось и он перебрался на плечи и там дремал или зыркал в окно. Какой фурор вызвало первое появление рогачей! Вскочил, шерсть дыбом, шипение. А вот большая гиена такого переживания не вызва?ла, только следил неотрывно за ней, пока гиена не скрылась за холмом.   Неделя до развилки в Протектораты и Бразилию протекла незаметно. На этот раз ни подбитых машин, ни банд по пути не встретились. Когда проезжали мимо Рино, Сашка, шутя, предложила мне завернуть и попробовать счастье в рулетку или карты.   -Город пожалей! - ответила Мари. - Бандиты наверняка зажмут выигрыш, а после того, как Женя разбе?рётся с ними, останутся одни руины.   Ржал весь караван.   Лишь одно происшествие омрачило путешествие. Во время остановки на одном из притоков реки Боль?шой для помывки и постирушки и так далее, внезапно появился здоровенный крокодил, не меньше семи-во?сьми метров длиной, схватил одного из мужчин и уплыл. Всё произошло так быстро, что охрана даже не успела выстрелить. Остались вдова и двое детей.   И ещё одна мелочь. В километрах пятидесяти все эти дни за нами неотвязно шли четыре машины - три джипа и один грузовик. Кто такие, чего надо - то было неведомо. Раздражённый этим преследованием майор Колокольцев несколько раз пытался устроить засаду, но видимо у преследователей был человек в караване, поэтому те в таких случаях давали огромный крюк, обходя засады.   В последнюю ночь я собрал всех членов отряда, в том числе пришли и Генрих с Татьяной. Я помню, какое удивление они вызвали, не оставшись в Аламо, как планировали. На вопросы, куда намылились, ответили, что с нами до конца. С вами жить интересно, сообщили они. Я их предупредила, что у нас не демократия, а авто?ри?таризм, моё слово окончательное и обсуждению не подлежит. "Истинный ариец" и "белокурая бестия" с этим согласились.   Я рассказала о находке в "лопатнике" бандита. Листок с двумя рядами цифр. Которые оказались координатами на картах, найденных в сейфе капитана.   -Мы менее чем в пятистах километрах от этого места, - поведала я. - Поэтому я предлагаю съездить навестить. Я думала, что там может быть. Скорее всего, там пещера. И не просто вмятина в горе, а довольно разветвлённая, может быть даже несколько уровней. Но даже если там просто временный склад, то мы всё равно в пролёте не останемся. Кто со мной?   -Я, - сказала Сашка.   -Я, - сказала Воен, которой всё шёпотом переводила с английского на французский Мари.   -Я, я, - сказали одновременно Мари и Тиффани.   -Я, - сказал Михаил, обняв Тиффани.   -Мы, - сказал Генрих и почему-то подул на кулак, в рыжих волосах, к нему прижалась Татьяна.   -Мряу! - ко мне на колени вскочил Капрал.   -Ну да, да, - сказала я, - ты главный, без тебя всё развалится.   -Мяу, - согласился котяра и принялся вылизываться.   -Значит, все единогласно, - сказала я, - включая Капрала. Тогда остаёмся на стоянке ещё на два дня. Сашка за это время подготовит "Корд" к установке на "буханку". А с вас, девочки, - указала я на Мари и Тиффани, - пошив из специальной ткани специальных плащей. Что за ткань? Как известно, человеческое тело выделяет тепло. В инфракрасном зрении его можно увидеть. В России разработали ткань, которая поглощает это тепло. Нехорошие люди умыкнули некоторое количество этого материала. Ну а мы в свою очередь забрали его себе.   -Хорошая вещь, - кивнул Генрих. - Но почему ты не применила её в атаке на корабль?   -Просто времени не было, - ответила я. - Да и не потребовалось. Без них обошлись. Ладно, Михаил, Генрих, на вас караул. Вдвоём обходите площадку, где стоят машины. Татьяна, Воен, на вас ужин. Мясо есть, так что постарайтесь. А то от пельменей уже тошнит. Нет, они вкусные, но пять дней на завтрак, обед и ужин только пельмени... Бгггг! - Меня передёрнуло.   -А ты чем займёшься? - спросил Михаил.   -Моя думать будет! - ответила я. - Есть повод, знаешь ли.   На следующее утро конвой ушёл в русские протектораты, а мы, потратив пару дней на обустройство, двинулись в сторону Бразилии. Для Сашки не составило труда сделать люк в "буханку" и присобачить выдвижную турель, на которую крепился "корд". Я пересадила из "Урала" туда Воен. Чтобы Михаил с Тиффани меньше целовались тоже. Заодно и русский подтянет. Воен уже начала кое-что понимать и даже пытаться что-то говорить.   Около десяти часов Михаил, - видимо он управлял БПЛА, - сообщил, что погоня прибавила скорости, и заметно приблизилась. Я сказала спасибо и вскоре свернула вправо. Теперь я окрестности знала едва ли не лучше, чем живущие тут. Зря ли я несколько часов изучала карты, в поисках места для засады. Минут через двадцать мы проехали узкую лощину меж двух холмов, длиной около километра. "Уаз" встал напротив выезда, нацелив "корд", "уралы" и "форд" разъехались вправо-влево. Таня осталась с детьми, остальные взобрались на холмы и заняли позиции.   Через полчаса по нашим следам пронеслись три джипа и грузовик. Ну как пронеслись... Скорость была около пятидесяти километров, больше просто опасно - машина может начать кувыркаться. Едва грузовик миновал въезд в лощину, как я нажала радиовзрыватель. Огромный камень скатился вниз, напрочь перекрыв дорогу. Грузовик сначала притормозил, а потом рванул за джипами. И тут же раздалась стрельба из пулемёта: Воен расстреляла передний джип, перекрыв и выезд из лощины. Бандиты выскочили из машин, но тут мы сверху пальнули пару раз, и они полезли под днища машин.   -Граждане бандиты! - заговорила я в матюгальник. - Предлагаю сложить оружие и сдаться. Вы попали в ловушку. Въезд в лощину закрыт, выезд - тоже. Начнёте дёргаться - расстреляем. У нас есть и "мухи", и "шмели", и даже "поднос".   -Сука!!! - раздался истошный вопль. - Вот почему он с нами не поехал!!   -Это вы про Роджера Чейза? - спросила я. - Таки да, я его несколько раз била я на Старой Земле, и на Новой. Не надо связываться с ним, господа, больше! Так сдаётесь?   -Ты намекаешь, что не будешь убивать?   -Не буду, - подтвердила я. - Так, сейчас по одному подходим к камню у грузовика, оставляем оружие и идём к подбитому джипу. Начали! Генрих, спустись и обыскивай!   По одному бандиты начали вылезать из-под машин, разоружаться. "Истинный ариец" заставлял снимать разгрузки и РПС, а одного заставил даже снять штаны с обилием карманов. Когда все боевики собрались на полянке, я спустилась, взяла три пистолета и один нож и вручила оружие бандитам. Разобранные пистолеты в кулёчке отдельно, патроны отдельно.   -Я своё слово держу, - сказала я. - Я вас не только не убиваю, но даже отпускаю с оружием.   -Это ты называешь оружием?! - возмутился бандит, тряся пакетом с разобранным пистолетом 0.22 калибра.   -Всё-таки это лучше, чем ничего, - ответила я. - Одна вещь, парни. Вы последние, кто уходит на своих ногах. Все остальные, кто придёт после вас, в лучшем случае будут прыгать на одной ноге, просто потому колено второй будет раздроблено пулей. В худшем случае... - я развела руками. - Запомните сами и передайте другим: с нами связываться не надо. Теперь... Вам даётся полчаса, чтобы убраться как можно дальше. По всем, кто через полчаса попадётся на глаза, будем стрелять на поражение. Время пошло!   Разразившись матюками, бандиты кинулись прочь.   -Теперь займёмся добычей, - сказала я. - Михаил, Генрих, Сашка, оружие в джип, машины сюда. Татьяна, возьми бинокль, смотри за тем, чтобы никто не подкрался. Тиффани, Мари, пройдитесь следом, возле машин и тщательно осмотрите землю, чтобы никто ничего не смог спрятать. Воен, я подам форд, зацепи тросом под?битый джип, надо убрать его.   Убрали расстрелянный джип, пригнали грузовик "ивеко" и два целых джипа: "перенти" и "геленваген". Пулемёты на джипах меня не обрадовали: два М-60 и один МГ-3. Нет, МГ-3 отличный пулемёт, наследник МГ-42, лучшего пулемёта Второй мировой, но вот калибр... 7.62 нато. У его предшественника был 7.92 маузер, что куда лучше. Про мируканское убожество вообще молчу. Автоматы тоже не айс. ФН, М16, два почему-то АК-74 и "укороты", а не "вёсла". Пистолеты уже лучше. Три "Лахти" L-35, четыре "Тауруса" бразильцев, и прочее.   Издалека донеслись вопли и выстрелы.   -О, зверушки за работу принялись! - усмехнулся кто-то.   Никто бандитов не жалел, все хорошо себе представляли, что могло случиться, захвати их бандиты в плен. Я поморщилась и сказала:   -Что делать с джипами будем? Честно говоря, жалко бросать. И "перенти", и "брабус" очень хорошие машины, чтобы уничтожить. Они нам самим пригодятся.   -Берём "Уралами" на прицеп, - предложила Сашка, - и медленно движемся к цели. Сегодня не приедем, ну и что? Там нас не ждут с пирогами.   Все поддержали её.   -Чтож, - согласилась я, - так и быть. Михаил, ведёшь грузовик. Тиффани, каждые полчаса осматриваешь окрестности. Воен, тоже не спишь за пулемётом. Сашка, цепляй джипы.      Через полчаса после нашего отъезда к остаткам расстрелянного джипа выбрался бесштанный бандит. У него был револьвер "чиаппа" 22 калибра с двумя патронами. Он ожидал, что бабы просто бросят джипы, и он сможет ими воспользоваться, но нашёл только остов от расстрелянной машины. Всё, что можно, с машины было свинчено и оторвано. Запрокинув голову, он дико завыл. Потом оборвал вой, сориентировался на местности и пошёл к цели. Приблизительно в ста километрах была ферма, где он мог получить помощь. Если его не укусит многоножка или какая-нибудь змея, не настигнет каменный варан или гиена, если он избегнет ещё сотни опасностей, дня через четыре он достигнет цели...      Сами того не ведая, мы ехали к той же ферме, поскольку она была всего в километрах шестидесяти или семидесяти от нашей цели, смотря как считать. Я ехала первой, держа в ноуте карту местности. Вполне естественно, что мелочи на карте слегка отличались, всё-таки прошло два, а то и три года. Там, где было болотце, уже было сухо, а ручей изменил своё русло. Но это беда всех карт. Вскоре мы выехали на проложенную колею, и дело пошло веселей. Не смотря на облёты БЛА территории, ничего враждебного мы не видели. Ну не считать же стада рогачей и свиней-падальщиков такими. Один раз даже пришлось притормозить, когда здоровенное стадо рогачей переходило дорогу. Причём, вожак встал посредине, ревел и мотал головой, пока всё стадо не прошло.   К ферме мы подъехали перед закатом. То есть, солнце ещё высоко, но ясно, что дело идёт к вечеру. Оста?новив "буханку" в лесочке и цыкнув на детвору, чтобы сидели смирно и не высовывались из машины, я взяла свой "калаш", "Взломщик" и отправилась на холм, за которым скрывалась ферма. Немедленно ко мне присоединились Воен и Михаил. Приказав, чтобы не высовывались, я из-за кустика принялась изучать ферму. Это, наверное, дежа вю, но мне показалось, что я вижу чеченскую ферму. Ну очень, очень похоже. Такое же расположение зданий, так же приспособлено для обороны. Только вот не видно суеты мужчин, никто не прячется в укрытиях, нет людей за ЗУ-23-2... Никто не смотрит за домашней птицей и зубастые птички то и дело ныряют, чтобы ухватить добычу. Благо, что овцы и коровы заперты.   -Сашка, - сказала я по рации, - берёшь "Винторез" и идёшь ко мне. Через несколько минут Сашка подобралась ко мне.   -Твоя задача, - объяснила я, - держать двор под прицелом. Следи за амбразурами, чтоб никто от твоего внимания не ушёл. Если что не так... - я пошевелила пальцами, - предупреди меня. Я дам команду к стрельбе. Михаил, прикроешь её. Мы с Воен вернулись к машинам, я отсоединила "геленваген".   -Я, Воен и, пожалуй Мари едем на ферму, - сказала я. - Мари, готовься, работать будем, скорее всего, именно пистолетами.   Мари я выбрала потому, что она лучше всех, после меня, само собой, выхватывала и метко стреляла из пистолета. А именно это окажется самым важным, если я не ошибаюсь.   -Один в коровнике! - сказала вдруг Сашка. - Заметила тень. Воен стала за пулемёт, Мари села за руль, я села на пассажирское сидение. И машина поехала к ферме.   -Плюс один за овечьим загоном, - проинформировала Сашка, - ещё один за вышкой для воды.   -На чеченцев похожи? - спросила я.   -Латиносы! - ответила Сашка.   -Как только мы с Мари войдём в дверь дома, - сказала я, - начинай гасить. "Своих" среди них нет.   -Бу сде! - сказала Сашка.   Тем временем Мари сама открыла ворота, загнала машину, закрыла ворота, подогнала машину к дому.   -Воен, - сказала я, - - ты сейчас выпрыгиваешь из машины и прячешься под ней. Начнут стрелять - стреляй в ответ. Пошли, Мари.   И мы с мулаткой пошли в дом. У Мари, кстати, был всего один пистолет на поясе, "Глок 19". Ну не умела она ещё стрелять с левой с такой же скоростью и меткостью, как и с правой, хоть и начала учиться. Распахнув дверь, мы вошли. Большая комната, в углу на коленях с руками за голову стояли пятеро мужчин семейства Са?лимаредовых во главе с моим старым знакомцем Рашидом. Женщин видно не было, но судя по всхлипам из соседней комнаты, их держали именно там. Трое бандитов в непонятном камуфляже держали их на прицеле, четвёртый сидел на здоровенном чемодане со стаканом виски. Все только и успели удивлённо посмотреть на нас.   Я прямо на ходу выхватила свои ТТ и "маузер" и открыла стрельбу по бандитам. Бац! Бац! Бац! Бамс! Бац-бац! И все бандиты мертвы, плюс высунувшийся из соседней комнаты. Надо было видеть глаза Рашида, когда он узнал меня! Я приложила ствол "маузера" к губам, вынула гранату и закатила её в соседнюю комнату. Дикий визг женщин и двое бандитов, выскочивших под наши под наши выстрелы. Ещё один выскочил в окно, где его прикончила Воен. Я обошла дом, заглянула на чердак и в подпол, но бандитов больше не нашла.   -Здорово, Рашид, - сказала я, входя в комнату. - Гляжу опять во что-то вляпался. Чего этим гяурам от тебя нужно было? Всё, вставай, кончились бандиты.   -Вот кого-кого, а тебя, Ведьма, тут меньше всего ожидал встретить, - сказал чеченец, вставая с колен.   За ни поднялись и остальные четверо братьев.   -А чего надо? - повторил Рашид. - Известно, деньги. Дон Себастьян решил отчалить, русские и конфедераты стали слишком зажимать работников ножа и топора. Добычи мало, риска чересчур много. А перед ухо?дом захотел потрясти окрестных фермеров. Мы были третьими, кажись.   Я открыла чемодан. Вот всякого ожидала, но такое... Чемодан был забит женским бельём, главным образом, нижним. Трусики, бюстгальтеры, корсеты, ночнушки, грации, всевозможные чулки, несколько пар туфель на высоком каблуке. Нашлось красивое манто из песца.   -Кто бы ещё объяснил, на хрена этому мачо женское бельё? - спросила озадаченная Мари.   Я заглянула в штаны дона Себастьяна. Да нет, обычные семейки, голубенькие в зелёный цветочек. Так и осталась эта тайна покрытая мраком. Псих, не иначе. С убитых бандитов содрали всё, вплоть до трусов, свалили трупы в кузов пикапа и отвезли километров за пятнадцать в саванну.   Рашида я знала уже лет шесть. Видок у него был свирепый, кажется, вот-вот в горло вцепится. Но на самом деле был исключительно мирный человек, всё, что хотел от жизни - спокойно разводить овец и кур, растить пшеницу и овёс. Не воевал ни в первую, ни тем более во вторую войну. Средний брат, несмотря на возражения Рашида, решил воевать с гяурами, но через две недели его принесли без ноги: их группу накрыл из НУРСов русский Ми-24, брат даже и выстрелить из автомата не успел в русских. С тех пор никто не рвался воевать за "свободную Ичкерию". Наоборот, мне несколько раз пришлось выручать Рашида от его соплеменников. То им овцы потребовались, причём все, то сестра понравилась герою джихада. Как рассказал Рашид, после начала Второй войны, он решил перебраться сюда. Но, оказалось, рядом было бандитское гнездо. Бесконечные поборы, требования денег, а пару недель назад украли младшую сестру.   -Я ради этого "гнезда" и приехала сюда, - сказала я. - А что там конкретно?   -А хрен его знает! - честно ответил Рашид. - Дорога вдоль реки, а дальше не пускают. Сосед попробовал проехать, так его расстреляли ко всем чертям.   -Ладно, проверим... - я кивнула.   В "линию Маннергейма" я не верила, но то, что в горах можно неплохо укрепиться знала по опыту в Чечне, и не только. Дело не в неприступности, а возможности нанести такие потери, которые окажутся чрезмерными. Но там, где пасуют большие армии, вполне возможен успех малых групп. Почему всякие диверсанты так не любят антипартизанский спецназ? Потому что он обучен борьбе именно с такими малыми группами. Вряд ли у бандитов есть такие подразделения, впрочем, и обычные банды представляют опасность. Тем вре?менем вся группа собралась на ферме.   -Много у тебя людей, - заметил Рашид.   -Это ты правильно заметил, - усмехнулась я, - людей много, воинов мало. И водителей тоже. Так, оружие убитых можешь взять себе. И машины тоже. Нам ни то, не то не нужно. - На укоризненный взгляд Мари я сказала: - Ну нет у нас столько водителей. Нет. И брать на прицеп мы не можем все машины. Тогда будем не ехать, а ползти. Пешеход - и тот обгонит.   -Пусть тогда он возьмёт на хранение! - отчеканила мулатка.   -Рашид, ты возьмёшь на хранение? - спросила я.   -Оставляйте, - грустно сказал Рашид. Он уже деньгами от машин распоряжался, а тут эти деньги испари-лись. Но и спорить он не мог: не он и его семья убили хозяев этих машин.   -А что бы ты могла посоветовать нам? - спросил Рашид. - Ну, на счёт обороны.   -У тебя плохо укреплена ферма, - ответила я. - Один ряд колючки - это не укрепления! Нужно, как минимум, четыре ряда. Засади междурядье колючими растениями. ЗУ-шка - это хорошо, только вот поставил ты её неудачно. Надо её на крышу дома, пусть кроет все окрестности. Вооружи и обучи стрельбе женщин. Да-да, я знаю, что мужчина должен беречь семью. Но тут условия другие. Очень много хищных животных, и не всегда мужчина может подоспеть в нужное время и в нужное место. Да и бандиты будут себя менее уверенно чувствовать, когда к обороняющимся на ферме прибавится десяток стволов. К северу есть хорошее место для стрельбища, и сами тренируйтесь, и женщин научите. Кстати, заведите джип с пулемётом на турели, будет подвижная огневая точка.   -Наговорила ты, - сказал Рашид.   -Я буду очень удивлена, когда ты хоть что-то сделаешь, - сказала я. - Меня спрашивают: "что надо сделать?" Я говорю: "Это, это, это и вот это, и ещё то и то". Потом смотришь: поставили глазок на дверь, сложный замок, завели здоровенную собаку. Но собака всех лижет, в глазок не смотрят, открывают дверь, не спросив кто там. Твоё дело, Рашид, следовать моим советам или нет. Ладно, давай ужинать и отдыхать. Ты дежурных на ночь выставляешь?   -Зачем? - удивился Рашид.   -Н-да, - только и хмыкнула я. - Дежурим по обычному расписанию. Предпоследняя смена, как обычно, моя и Сашки.   -Тётя Женя, тётя Женя! - запрыгала малышня. - А кино будет?   -Будет, будет! - засмеялась я. - Шашлык из тебя будет!   Я поймала ближайшую егозу и потрясла в воздухе. Мазаль, - а это оказалась она, - счастливо засмеялась.   -А что за кино? - спросил кто-то.   -А каждый вечер Женя показывает детворе пару фильмов на компьютере. Мы перед отъездом сюда мас?су дисков записали. Она отобрала несколько сот дисков и теперь крутит их каждый вечер, - ответила Сашка.   -А нам можно? - тихо спросил кто-то из рашидовых родственников.   -Конечно! - сказала Сашка. - Только не шуметь и, если неинтересно, не мешать другим.   И вся толпа во главе с Рашидом пошла ко мне.   -Прошу прощения, что экран небольшой, - сказала я. - Сейчас советский мультфильм "Два богатыря", а потом фильм-сказка "Золушка". Поехали!   Понравилось и мультфильм, и "Золушка". Видно было, что рашидовы родственники просто соскучились по фильмам. Даже по таким бесхитростным. Ну я ещё поставила пару немых комедий Чарли Чаплина. Хохот стоял - невообразимый.   А утром я отобрала шесть человек и мы на "перенти" и "брабус", загрузив оружие, отправились на штурм бандитского гнезда. Вместо М60 и МГ3, которые я отдала Рашиду, Сашка поставила два "утёса". Ещё взяли четыре "мухи", два "шмеля", одну "иглу", РПГ-7 и пару десятков выстрелов к нему - осколочные, фугасные и термобалические. Генрих и Татьяна остались охранять машины и детей. Возмущены и обижены были - выше крыши! Но они люди были ответственные и поэтому я знала точно, что они выполнят порученное дело.   -Ну, отряд "Амазонки", поехали! - скомандовала я.   Колея уверенно вела нас к цели. Пятьдесят километров в час - очень хорошо. В десяти километрах впереди змейкой летел небольшой БЛА. Я всегда старалась воспользоваться воздушной разведкой. В Чечне, например, она раз десять спасала от столкновений с боевиками. Да и здесь уже не раз помогла. Вот и сейчас БЛА показал, что к нам движутся аж четыре машины и один из них БТР-60. Мы легко с ними справились бы, но вот вопрос - а стоит ли? До пещеры уже не так далеко, всего километров двадцать, и патрули бандитов вполне могут услышать звуки стрельбы. Поэтому мы свернули за кусты и прикрылись специально прихваченной маскировочной сетью. Кусты кустами, но разглядеть могут. Они проехали мимо: две "Нивы", "перенти" и БТР-60.   Выждав ещё полчаса, пока отряд достаточно удалиться, мы двинулись дальше. И вот первый плюс того, что мы пропустили этот отряд: на высокой скале БЛА обнаружил пост наблюдения. Из-под навеса высунулся мужик с биноклем. Смотрел, правда не в нашу сторону, а куда-то на запад и что-то говорил в микрофон рации.   -Вот это проблема... - сказала я, разглядывая дозор на мониторе. - Придётся, видать, возвращаться на ферму к Рашиду. А потом опять ехать сюда.   -Зачем?! - пять рож уставилось на меня.   -У нас в "Урале" есть такое чудное изобретение, как дельтаплан. Я бесшумно взлечу, спикирую и расстре?ляю этих уродов. Никто и пикнет не успеет!   -Жень, зачем всем возвращаться? - спросила Сашка. - Давай я съезжу и привезу. Где лежит дельтаплан, я знаю.   -Ладно, - согласилась я. - Бери Михаила и езжайте. Только осторожнее, не забывайте, что перед вами проехали какие-то очень мутные личности. Через три с половиной часа жду вас.   Сашка с Михаилом уехали на "перенти". Я обошла в окрестности, нашла в километре хорошую яму, где машина помещалась вся, и торчал один пулемёт. Прикинув направления, с которых могут появиться враги, я выставила несколько растяжек и парочку МОН-150. Воен, Мари и Тиффани только смотрели на мою деятельность. Наконец, я намазала голову пеной, развернула зеркало и принялась брить - всё-таки уже пушок появил?ся. А заняться чем-то надо. Не, можно было ещё перебирать чётки и вспоминать арабский язык, но до этого дело дойдёт, вряд ли бритьё черепушки займёт три часа.   Когда я закончила брить голову, моё место заняла Тиффани. Вот же дуры девки! У всех троих были роскошные волосы, нет, подстриглись до ёжика, теперь же налысо бреются. Ну, у меня ладно, я просто не хочу седой ходить. А им зачем свою красоту уничтожать? Достала я "Пятерицу" азербайджанского поэта Низами, чётки, и принялась повторять арабские спряжения, склонения и прочие времена, в которых ещё путалась. И глаза ещё прикрыла - так мне легче запоминалось.   -Женя! - раздалось над ухом.   Я открыла глаза и посмотрела на Мари с блестящей в солнечных лучах черепушкой. Успела побриться.   -Чего надо?   -Ты что, молишься? - она посмотрела на чётки, на книгу на арабском.   -Дуры! - Я не выдержала и заржала. - Ох вы и дуры!!   Отсмеявшись, я объяснила:   -Так я арабский язык учу. А это не Коран, а "Пятерица" - пять поэм великого поэта Низами на арабском. Не мешайте, коль самим делать нечего.   И я опять погрузилась в таинства арабского языка. Снова меня потревожили через два часа. На этот раз я открыла глаза, когда Тиффани только подошла.   -Сашка на связи?   -Да, сказала, что скоро будет, - подтвердила девушка.   -Передай, чтобы не приближалась, - велела я, - сначала я сниму мины, потом дам сигнал.   Через полчаса мы встретились за высоким холмом. Сашка вытащила свёрток, и мы вместе принялись соединять трубки и натягивать ткань. А потом я разбежалась и удобно легла, тёплые потоки воздуха подхватили дельтаплан, и я взмыла в воздух. Нельзя сказать, чтобы я была в диком восторге, но ощущение полёта захва?тывает. Накружившись, я направила дельтаплан к столбу с дозором.   Наблюдатели, конечно, заметили меня, я первая, которая тут летала на дельтаплане, но они никак не соотнесли мой полёт и свою смерть. Осознание пришло слишком поздно. Очередь пронзила их тела, они попадали, один даже свалился вниз, а я спрыгнула на навес с дельтаплана. Освобождённый аппарат взмыл вверх, а я пробила хлипкий навес и грохнулась ещё на одного, притаившегося в убежище. Он удивился, он очень удивился, люди всегда удивляются, когда им на голову сваливаются. Когда подъехали машины, я уже сидела внизу у подножья скалы, а труп бандита валялся неподалёку.   -Что случилось? - спросила Сашка. - Были слышны какие-то вопли...   -Ну, я с ним побеседовала, он мне рассказал кое-что, - рассказала я. - А потом он взял и спрыгнул со ска?лы. Псих! - махнула я. - Поехали!   -А дельтаплан где? - спросила Мари.   -Улетел, когда я спрыгнула на навес! - сообщила я. - Но там есть радиомаяк, потом найдём.   Глаза девчонок стали квадратными. Они посмотрели на меня, на скалу, опять на меня, опять на скалу. -Там же такой пятачок... - прошептала Сашка и вдруг завизжала: - А если бы ты промахнулась, дура?! - И схватилась за сердце. - Женька, ты меня в гроб загонишь!   Я села не в "перенти", а в "брабус": в такие моменты к Сашке лучше не подходить, можно и в глаз зарабо?тать. Мари нажала на газ. Начался второй этап нашей операции.   ГЛАВА 4   ПЕЩЕРА   Через двенадцать километров по спидометру, мы подъехали к речке, которая вытекала из ущелья. Рядом было навалено штук пять расстрелянных машин. Так сказать, напоминание о том, что ждёт незваных гостей. Я вышла и прошлась перед входом. Лезть внутрь я, конечно, не собиралась. Не самоубийца. Облёт территории БЛА показал, что ущелье тянется на полтора километра, затем два-два с половиной километров скала и большое озеро.   Мы отъехали от устья ущелья примерно на километр и вшестером выкопали траншею в полный профиль - чтоб Сашке с головой было. Благо штыковая, совковая лопаты и лом обязательно входили в комплектацию машин. Девки ворчали и ныли, но копали хорошо. Сделали ступеньки и бойницы в бруствере. Один из пулемётов "утёс" сняли с машины и установили в окопе меж двух камней. За всеми этими хлопотами незаметно стемнело. Воен, освобождённая от землекопских работ сначала обиделась, но после того, как я назвала её лучшим поваром севернее Залива, успокоилась и соорудила великолепную кашу из риса и тушёнки, да ещё пару салатиков в придачу. Проголодались за работами - жуть, так что работали ложками только так. После чая (чаем был отвар трав: душица, кипрей и ещё что-то), Тиффани задала вопрос:   -Женя, а зачем надо было копать это? Мы же собираемся штурмовать пещеру, а не обороняться.   -А ты гарантируешь, что бандиты не решаться на вылазку? - спросила я. - Допустим, сейчас пройдут ущельем, развернуться в цепь и, при поддержке пары джипов с пулемётами, нас атакуют. Если бы не было траншеи, нам бы пришлось разбегаться, искать укрытия, кого-то обязательно бы ранили, а может быть и даже уби?ли. А так попрыгали в траншею, выставили в бойницы автоматы и пулемёты и стали стрелять в ответ. И вообще, девочки, привыкайте к двум вещам: если встали на отдых - готовь свой лагерь к обороне, смотри опасные направления, если надо - копай окопы, ставь мины, готовь позиции для миномётов, пулемётов, АГС и так далее. И второе: оборона никогда не бывает достаточной. Как это понимать: вырыли пять траншей - копайте шестую, подготовили настоящую позицию - делайте ложную, есть позиция для пулемёта - готовь ещё две-три.   -Ты хочешь заставить снова кропать? - с ужасом спросила Мари.   Все грохнули. Я заметила не то движение на краю скалы, не то блеск какой-то, приказала:   -А ну живенько в траншею!   Никто спорить не стал и попрыгали. Я скользнула последней, положив на бруствер свою шляпу, которую немедленно снёс выстрел. Я подобрала.   -Снайпер! - пояснила я, просунув палец в дырку. - Однако хороший стрелок! Но я не хуже. Воен надень на палку свою шляпу... ровнее, ровнее... ага. Теперь осторожно приподнимай и медленно неси вдоль траншеи.   Выстрел снёс шляпу. Я уже примерно знала, где засел стрелок, поэтому быстро нашла его на краю скалы. Мой выстрел был точным. Винтовка опрокинулась, камни забрызгало красным.   -Тысячу двести восемьдесят два метра! - сказала я.   -Ах ты сволочь! - воскликнул Михаил и стукнула очередь "утёса".   Камни под ударами пуль разлетелись в пыль.   -Я увидел, как кто-то шевелит винтовку, - объяснил Михаил. -Наверняка второй номер.   -Молодец! - сказала я. - К бою!   Из ущелья одна за другой выкатывались багги и джипы с пулемётами. Всего я насчитала пять-шесть багги и четыре джипа. На нас обрушился ливень огня, по нашему холму били не менее десятка пулемётов. К нашему счастью, в основном единые, крупняк был всего один, и то я его сразу заткнула из "взломщика".   -Из автоматов не стрелять! - рявкнула я. - Только пулемёты!   Михаил, Тиффани и Сашка ударили в ответ. И удачно. Два багги потеряли ход и отвернули, один джип был разбит пулями "утёса". Я грохнула ещё одного пулемётчика. Огонь сразу ослабел. А тут и девчонки начали стрельбу из автоматов. И ещё две багги накрыли. Поняв, что атака провалилась, бандиты развернулись и рванули назад в ущелье. Трое из багги бросились следом на своих двоих. Меня заинтересовало, что река, оказывается, неглубокая, человеку всего по голень. Стрельба прекратилась.   -Ну что, девочки, - я улыбнулась, - мы победили!   И все заорали и запрыгали. Я вылезла из окопа, села на бруствер и с удовольствием закурила.   -Жень! - Тиффани нужна была ясность. - А почему они сразу не атаковали? Когда мы пришли или когда траншею копали? Ведь тогда они наверняка бы кого-нить ранили или убили.   -Да просто элементарно не были готовы, - засмеялась я. - Это всё равно, что тебе немедленно идти на какой-то званный приём. Платье, макияж, туфли. Платье не глажено, туфли в ремонте, помада не того оттенка, маникюр не сделан. Так и тут. Пока привели в порядок багги и джипы, пока собрали людей, пока установили пулемёты. Верный ход: послать на скалу снайпера. Он бы не давал высунуться. Но беда в том, что у них оказался только один снайпер и его мы грохнули. И атака оказалась абсолютно неграмотная. Надо было высадить людей и атаковать в пешем строю, поддерживая с тыла несколькими пулемётами. Но атаковали как конвой: в конном строю, поливая из пулемётов. А чё стрелять-то? Мы в окопе, пули только свистели над головами.   Девчонки поёжились. Ощущения не из самых приятных.   -Ладно, снаряжайте магазины, теперь мы пойдём в атаку, - сказала я. - Оружие собрать, машины стащить в кучу, целые в одну, расстрелянные в другую. А я пойду вход расчищу.   Что это означало, девчонки поняли лишь когда я достала из машины свёрток. Развернув, я получила ло-же и два крыла. Вставила, закрепила и показала всем небольшой арбалет. С помощью маленького ворота натянула тетиву, из комплекта выбрала стрелу, вдела в хвостовое кольцо бечёвку и подошла к подножью скала. У ущелья скалы были поменьше - метров по двадцать пять высотой, дальше поднимались на тридцать - тридцать пять метров, а ещё в стороны - и по пятьдесят-шестьдесят метров высоты достигали. Первый раз я выстрелила - стрела, раскрывшаяся в "кошку", ни за что не зацепилась. Лишь на пятый раз "кошка" нашла хороший зацеп. Сашка и Михаил вдвоём повисли и не сорвали.   Подготовив оружие, которое брала с собой, я полезла по верёвке вверх. Девчонки собрались внизу в кучу и смотрели вверх так, словно ожидали, что я вот-вот грохнусь. Хрен вам, не дождётесь, как сказал Рабинович.   Вот вам и первая неожиданность. Снизу это было не очень заметно, но оказалось вдоль стены идёт вмя?тина глубиной метра два и высотой метров пять. Так что альпинистов ждала бы нешуточная преграда. Взобравшись наверх, - с парой передышек, само собой, я вытянула "винторез" и "муху", проверила связь, и пошла вдоль ущелья. Я навестила место успокоения снайпера. Винтовка оказалась "барретом", расколошмаченная вдребезги очередью из "утёса".   Ха, вот и вторая неожиданность. Сверху внутренности пещеры абсолютно невидны. Скала нависает над пещерой. Жаль, конечно. Но мы и тут найдём выход! Тут я увидела идущую ко мне Воен. Бледная как смерть девчонка, шла едва ли не на ощупь. Видно, ей до усрачки было страшно, но она всё-таки взобралась наверх, чтоб помочь своей госпоже, как она меня называет. Я подхватила её, усадила, достала фляжку с НЗ, налила крышечку и дала Воен выпить. Не первый раз замечаю, что спирт в антишоковых целях действует отлично, даже на трезвенников и язвенников. Не стаканами, конечно. Лаоску передёрнуло, щёчки зарумянились, глазки заблестели.   -Будешь помогать! - сказала я. - Берёшь свой автомат и смотришь, чтобы никто не зашёл со спины.   -Ясно! - кивнула Воен.   Я навьючила оружие на себя, закрепила верёвку и спустилась вниз. А здесь скала выше, чем у начала уще?лья, метров сорок пять, если не больше. Впрочем, моей верёвки на сотню метров хватит. Это не просто ширпотреб канатной фабрики города Урюпинска. Целое НИИ разрабатывало, особое предприятие делало, спецматериалы использовали. Если потребуется, можно и полностью гружёный "Урал сюда затащить. И ещё джип в придачу.   Я вдоль стеночки спустилась и выставила своё любимое раздвижное зеркальце. Тут дорога поворачивала и делала поворот куда-то наверх., а река текла прямо. Над рекой, на специальной полке располагался обложенный мешками пулемётный пост. Спаренные пулемёты Владимирова. Хороший выбор. Любую бронетехнику насквозь прошьют, кроме танков. Но откуда здесь могут взяться танки?   Однако, похоже в рядах бандитов царила паника. У пулемёта было двое. Один сидел, обхватив голову, а второй бегал по помосту туда сюда, время от времени восклицая, мол, всё пропало, надо рвать когти, и так далее. Впрочем, я не обольщалась, эти сейчас паникующие орлы, появись враг, способны драться с яростью об?ре?чённых. Бывали случаи убедиться. Сидевший в отчаянье достал коробочку, и втянул щепотку порошка. Он ещё и наркоман!   Сверху посыпались камешки. Сашка, тудыть её за коромысло, кто ещё может спускаться с грацией слона? Я прижала палец к губам, потом подняла ствол "винтореза" и вышла из-за угла. Пулемётчики удивлённо на меня уставились, но больше сделать ничего не успели: пули снесли их головы. Я бросилась вперёд, за мной ещё двое. Сашка и Воен, кто же ещё. В широком коридоре, - "Урал" точно пройдёт, - стоял бородатый мужчина и, выпучив глаза, смотрел на убитых. Похоже, звуков стрельбы "винтореза" он никогда не слыхал и вообще не понял, что это было. Пах! Так и умер удивлённым.   -Девочки! - сказала я по радио. - Заезжайте, дорога свободна.   Видимо, девочки стояли уже под парами, потому через несколько минут они уже въехали в пещеру. Я показала на себя и Сашку и на правую сторону тоннеля, потом на Воен и Мари и на левую сторону. Тиффани и Михаил остались караулить у пулемётов. Все закивали - понятно. Передвигались опять же - сначала наша двойка шла с десяток шагов вдоль стенки и застывали, ощетинившись стволами, потом вторая двойка, потом опять наша.   Мы прошли около сотни шагов, когда открылся большой зал, в котором стояло всего восемь машин: два грузовика, три джипа и три багги. Если грузовики и джип стояли аккуратно, то два джипа и багги были просто оставлены где попало. И возле них суетилось с десяток мужчин. Ну как суетились: ходили, заглядывали внутрь, садились и тут же вскакивали. Но ничего толкового это движение не создавало. Просто хаос.   -Одиночными! - сказала я.   И начала стрелять. Загремели выстрелы девчонок. Семеро свалились, прежде чем уцелевшие попрята-лись. Я показала Мари слева, Сашке и Воин прикрывать, а сама, достав ТТ и "маузер", пошла в обход справа. Шла осторожно, просматривая территорию за машинами. И вскоре увидела чью-то ногу. Шлёп! Послышался дикий вопль. Мужик покатился по полу, держась за изувеченную конечность. Ещё двое вскочили с автоматами и тут же свалились сражённые Сашкой, Воен и Мари. Тут открылась дверь и один из бандитов сбежал.   -Надо думать, это гараж, - сказала я. - Сашка, Мари, гоните машины сюда. Воен, давай сволочём трупы к этой стенке.   Едва мы убрали трупы и поставили машины, как погас свет. Похоже, сбежавший бандит просто отключил дизель-генератор, думая заставить нас уйти. Только вот плохо о нас думал. У нас у каждой был по мощному фонарю. Всё-таки в пещеру шли а не в картинную галерею. Четыре луча скрестились на двери. И погасли. Я распахнула дверь и отшатнулась. Рой огненных ос пронёсся в проём. Выскочившая Воен бабахнула из своего ревОльвера. Бандит отлетел от удара пули.   -Молодец! - обняла я девушку. - Сашка, бери Воен и ищите дизель-генератор. Только осторожно, вашу маму! Не нарвитесь на пулю!   Сашка кивнула, махнула лаоске и пошла вдоль кабеля на стене по узкому низкому проходу. А мы с Мари поспешили по коридору, свернувшего направо. Достав налокотники и наколенники, я их одела, Мари, удивлённо посмотрев на меня, последовала примеру. Но сообразила, когда я опустилась на четвереньки и поползла вперёд. Моя предосторожность оправдалась в полной мере, из-за угла высунулся какой-то тип и парой очередей перечеркнул коридор. Если бы стояли - точно срезал бы! А так мы его свалили. За поворотом открылся коридор с дверями по обеим сторонам.   -Мари! - сказала я, подходя к первой двери. - Вот ты девушка умная, даже циферки складывать немного умеешь с помощью калькулятора. Ты ничего странного не замечаешь?   Дверь распахнулась. Тишина. Я зашла внутрь и осмотрела комнату. Только узлы со всяким барахлом, похоже, остатками добычи. Не то просто забыли, не то оставили на ветошь.   -Ты о чём? - спросила Мари.   -Я об этом сооружении, - сказала я и двумя выстрелами уложила очередного бандита, высунувшегося из дверей. - Чересчур грандиозное для каких-то бандитов. Не находишь?   -Не совсем понимаю, - честно призналась мулатка.   Больше никого мы не нашли, хотя осмотрели коридор до конца. Вдруг засветилась лампочка в потолке. Я посмотрела на Мари, она смущённо призналась:   -Просто по привычке щёлкнул выключателем.   Я только вздохнула. Хорошо, что у бандитов нет обученных сапёров и не было времени для устройства ловушек. А то наверняка бы она без руки осталась.   -Понимаешь, - вернулась я к начатому разговору, - бандиты только грабят и уничтожают. Если что и строят, то выше шалаша их строительная мысля никогда не поднималась. А тут - грандиозное сооружение. Одна стоянка на полсотни машин чего стоит. Что, включила, Сашка?   На перекрёстке нас ждали Сашка и Воен. Забавное зрелище они представляли: здоровенная славянка и миниатюрная азиатка. Сашка хмыкнула:   -Да никто не выключал. Просто в бочке горючее закончилось, а переключить на другую никто не стал. Им сейчас не до того.   -Ну и хорошо, - сказала я, - Мари, охраняешь генератор, по всем стреляешь без предупреждения. Мы, когда будем возвращаться, предупредим по радио. Девочки, за мной!   И мы пошли в новый коридор. Это, видно, была жилая часть, судя по мусору и общей не ухоженности. Комнаты поражали количеством отходов, похоже, "романтики с большой дороги" даже гадили, не затрудняя себя поиском туалета.   -Вот об этом я и говорила Мари, - сказала я Сашке. - Ну можно разве подумать о том, чтобы эти варвары занялись строительством такого комплекса? Грабежи, убийства раз... Куда?! - отдёрнула я Воен, беззаботно шагнувшую за угол.   Шквал огня обрушился на стенку.   -Детка, ну ты же видела, как я захожу за угол. Сначала присяду, потом выставлю зеркальце, осмотрю, а потом иду. А ты? - спросила я позеленевшую девушку.   -Лучше посмотри, кто по нам палил? - прервала меня Сашка.   Я сделала, как говорила: легла на пол и выставила своё раздвижное зеркало. Долго изучала обстановку, а потом рассказало:   -Там в метрах тридцати с лишним тупик. Бандиты стащили туда матрасы, навалили баррикаду и палят оттуда. Думают отсидеться? Дебилы, мля!   -А у тебя противоположное мнение? - спросила Сашка.   -Естественно, - я была невозмутима. - Сейчас они ещё раз постреляют, ты польёшь их из "барсука", а я шандарахну в стенку из "мухи". Осколки гранаты и камней успокоят гавриков.   Так и сделали. Я мелькнула из-за угла, бандиты высадили ещё по магазину, Сашка прижала их из пулемёта, а я с выстрелила из гранатомёта. Бабах получился знатный. Добивать никого не пришлось. Но главное было другое: врыв снёс облицовочный камень, открыв металлическую дверь с изображённым на ней орлом, сжимавшим в когтях венок со свастикой.   -Вот и открылось, кто построил это сооружение, - сказала я. - Посланцы 3-го рейха.   Я не стала даже касаться двери. Взрыв гранаты оставил на двери лишь еле заметные царапины. Но Воин и остальные сочли должным пнуть.   -Ладно, это на потом, - сказала я. - Сначала зачистим пещеру до конца, потом уберём всё, приведём "уралы", обустроимся. А уже потом займёмся этой дверью. И другими находками, - добавила я.   -Ты уверена? - сказала Сашка.   -На все сто! - ответила я. - Что мы видим? Жилую часть. Возможно, сейчас найдём столовые и кухню. Но где-то должны быть склады, мастерские, арсенал, стоять техника. И сама аппаратура переноса должна быть.   -Ну, вообще-то правильно, - согласилась Сашка.   -Так что нас ждёт ещё много чего интересного, - завершила я. - Мари? Это мы, не стреляй.   -Госпожа! - неожиданно сказала Воен, пойдёмте, - я покажу кое-что. Сначала я думала, что мне показалось, но теперь уверена, что нет.   В небольшой комнатке справа жужжал дизель-генератор, слева стояли бочки, а за ними на стене виднелись контуры дверей. Причём, чтобы увидеть, стать надо было около входа.   -Молодец, глазастая! - сказала я, Воен засияла. - Сбегай за ломом. Мари, возвращайся к перекрёстку.   -Но...   -Понимаю, что ты умираешь от любопытства, поэтому сделаем так, - изменила план я. - Сейчас зачистим последний ход и все вместе займёмся этим контуром. Идёт?   Оставив Воен охранять дизель-генератор, мы втроём пошли обследовать последнюю ветку пещеры. Там и впрямь оказалась две столовых: одна большая морд на семьдесят, и одна маленькая рыл на двадцать. Видать, солдатская и офицерская. А вот кухня была одна. Большая, хорошо оборудованная: всякие плиты, горелки, печки, даже очаг с вертелом был. И на одной из плит стояла здоровенная кастрюляка, литров так на сто с лишним. Я сняла один из половников и постучала по крышке:   -Эй! Вылазий! А то расстреляю!   Сашка с Мари переглянулись. Мол, поехала Женька! Но их удивление было ещё больше, когда крышка кастрюли сдвинулась и оттуда вылезла голова. Голова вздохнула, и персонаж вылез целиком. Оказался невысоким пареньком лет так двадцати с лишним. Я взглянула на его ноги, а потом внутрь кастрюли:   -Слышь, придурок, ты зачем в ботинках в кастрюли полез-то? Не мог разуть сначала? Давай оружие!   Парень отдал револьвер Таурус М94, калибра 22L, меня удивил его барабан на девять патронов, и мачете. Свою ФН ФАЛ он вытащил из под стеллажа, а я, обыскав его, добавила к ним несколько магазинов и горсть патронов для револьвера.   -Берёшь кастрюлю и тщательно моешь! - приказала я. - А чтоб не убежал...   Я достала длинную цепочку и два замка. Один конец закрепила на поясе пленника, второй - на ножке одного из столов.   -Действуй, Хуан! - я похлопала пленника по плечу.   Набрав воды и взяв тряпку, парень приступил к работе. Когда мы вышли, Мари с интересом спросила:   -А почему ты его не убила?   -Он не опасен.   -В каком смысле?   -Во всех, - сказала я. - Он не воин. Он не будет сопротивляться, а постарается убежать. Знаешь, что я у него нашла? Косметичку. Тени, помаду, пудреницу, карандаш. Ну какой мужчина будет ТАКОЕ с собой таскать? Я почему и говорю, что он не опасен, потому что это не его ментальное состояние. Легче представить его в женских шмотках и с журналом мод, чем с ножом и кидающихся на кого-то из нас. Если его не гнобить, а обращаться твёрдо, можно сделать из него нижнего помощника. Типа, принеси-подай, убери. - Я зевнула. - Ладно, уже двадцать девять часов, девчонки, давайте ужинать и спать. Воен, возьмёшь свой паёк, подменишь Михаила и Тиффани. В час её подменит Сашка, в три - Мари. Я отстою от пяти до семи.   -А завтра что будем делать? - спросила Мари.   -Завтра я, Мари и Михаил поедем за другой частью группы. Оставшиеся вывезут трупы и будут убирать помещения. И умоляю: не трогайте никакие найденные тайники! Никто не знает, чего немцы могли там замутить. Вполне могли и взрывчатки засунуть. А из всех нас разминировать могу только я.   -Хочешь сказать, что у той двери тоже была взрывчатка? - спросила Сашка.   -Вполне вероятно, - сказала я. - Чересчур уж здорово бабахнуло. Гораздо сильнее, чем было ВВ в гранате "мухи".   -ВВ? - не поняла Мари.   -Это сокращённо - взрывчатого вещества, - пояснила Сашка.   -Так, - сказала я, - берём жрачку, спальники, и идём в столовую. Там хоть трупаков нет.   Воен взяла паёк и пошла менять Михаила и Тиффани. А я заглянула к пленнику.   -Держи, Хуан, - сказала я ему, передавая спальник и паёк.   -Но я не Хуан, госпожа! - пытался возразить парень.   -Теперь будешь! - отмела я возражения.   Я подошла к двери, когда парень вдруг заговорил:   -Госпожа, почему вы обо мне заботитесь?   -Ну как тебе сказать... - аж растерялась я. - Я тебя взяла в плен, значит - за тебя отвечаю. Но я не считаю, что человека надо при этом морить голодом и холодом, избивать и унижать. Вполне достаточно того, что он от тебя зависит.   -Я хочу что сказать... - начал Хуан. - Меня не часто брали на всякие рейды, поэтому смог неплохо изучить это сооружение. Нашёл несколько дверей, лестницу наверх, место, где главарь прятал девушек от боевиков.   -Девушки, значит... - я зевнула. - Ладно, посидят до завтра... И не надо смотреть на меня как зверя. Потом спросишь у других, что я делала, тебе расскажут. Ладно, спокойной ночи!   Ровно через четыре часа я проснулась и пошла проверить помещения. Мари с громадной кружкой кофе на посту бдела. Я обошла все комнаты и коридоры, держа свои пистолеты наготове. Побывала у двери с нацистским орлом. И замерла. Вместо пяти трупов лежало только четыре. Я снова пересчитала. Никакой ошибки, только четыре трупа.   -Мари? - я вышла на связь. - Будь внимательной, я проверила все помещения - один труп сбежал.   -Как это?! - изумилась мулатка.   -Как-как... Встал и ушёл, ножками, - сказала я. - Видать, просто без сознания был. Потом очнулся и спрятался. Тут некромантов нет.   -Типун тебе на язык, Женька! - выдохнула Мари. - Мало того, что нацистские подземелья, так ещё и трупы бродят!   Я хохотнула и отключилась.   Когда я возвращалась в столовую, то увидела стоящих в обнимку Михаила и Тиффани, бравый егерь утешал девушку.   -В чём проблема? - поинтересовалась я.   -Она пошла в туалет и увидела какие-то тени в коридоре, - объяснил Михаил. - Едва не описалась со страху. Пришлось проводить, держа пулемёт наготове.   Он хихикнул.   -Это ты правильно сделал, - сказала я. - У нас труп сбежал.   -Как это?! - Михаил и Тиффани вытаращились на меня.   -Так! - пожала я плечами. - У дверей с этим петухом. Четыре трупа лежат, а пятого нет. Поскольку воровать трупы некому, то получается - сам сбежал.   -Ты хочешь сказать, что здесь бродят трупы?! - паническим голосом спросила Тиффани.   -Ну почему только трупы? - пожала плечами я. - Тут могут притаиться мумии нацистов. Или их призраки летать... Как тот! - указала я.   Тиффани повернулась туда. И тут Михаил коснулся шеи девушки и просипел утробным голосом:   -Мясо! Живое мясо!   Эффект превзошёл все ожидания. Дикий вопль, переходящий в ультразвук, сотряс всё подземелье. Михаил получил берцем в челюсть, а Тиффани исчезла в столовой. Я согнулась от хохота, Мишка тоже смеялся, хотя ему было больно. Из столовой появились разбуженные Сашка, Воен и прячущаяся за ними Тиффани. А по рации меня вызывала необычайно заинтригованная Мари. С огромным трудом у Сашки получилось вытащить из нас подробности. Тиффани очень обиделась и ушла, Воен захихикала, а Сашка покрутила пальцем у виска:   -Женька, ты взросла женщина, прошла огонь и воду, удостоена высших наград Родины, но иногда ведёшь себя как будто из детсада только выпустили.   -Заметь, какая у тебя невеста, - сказала я, продолжая смеяться. - Не в обморок хлопнулась, а в челюсть ногой двинула.   Сашка и Воен засмеялись, а Тиффани вылетела из столовой:   -Кто невеста?! Я невеста?! Да я этого урода...   Тут Михаил схватил девушку в объятья и впился поцелуем. Тиффани сначала пробовала отбиваться, что-то возмущённо пищать, но потом обмякла и ответила. Тут Михаил сунул руку в карман, вынул маленькую коробочку и встал на колено:   -Любимая! Я прошу твоего согласия стать моей женой! Выходи за меня замуж! Я без тебя жить не могу!   Тиффани взяла коробочку и открыла. Я, Сашка и Воен сразу посмотрели туда. Красивое кольцо с хорошим изумрудом.   -Я?! Твоей женой?! - Тиффани стиснула коробочку. И вдруг тяжёлая пощёчина обожгла щеку Михаила. - Это тебе за твои шуточки! Я чуть не умерла от испуга, придурок! - Тут же она обвила шею егеря: - Я согласна, я согласна, любимый!   Я обняла Сашку за пояс, вытерла слёзы и сказала:   -Теперь жених будет красоваться не одним, а двумя фингалами... Сначала засмеялась Сашка, потом Михаил, потом и Воен с Тиффани. Ржали до изнеможения. Блондинка, правда, поцеловала Михаила в оба глаза, но этим вряд ли вылечила. Мишка подхватил Тиффани и понёс её в малую офицерскую столовую. Я опять схохмила:   -Представляете, как через много лет Михаил будет рассказывать детям: "Ваша мама дала мне ботинком в глаз и я предложил ей руку и сердце. От радости она мне засветила во второй глаз и согласилась!"   Ржали все! Михаил едва не уронил Тиффани, невеста рыдала, уткнувшись в грудь Михаилу. Воен сползла по стене, подвывая. Сашка и я хохотали обнявшись. Когда веселие немного утихло, я подошла к Михаилу и Тиффани, погладила их по головам, поцеловала обоих и сказала:   -Как вожак банды "Амазонки", благословляю вас, дети мои и желаю вам счастья!   Ещё раз поцеловала и вошла в столовую. Тут же левая рука метнулась к кобуре, и рявкнул "маузер". У бандита из рук вылетел пистолет. Вся банда ворвалась в столовую с оружием наготове.   -Вот и сбежавший труп, - сказала я. - Видите, у него вся башка в крови, видать, при взрыве камнем приласкало. Он и провалялся несколько часов без сознания. В следующий раз надо будет не жалеть патроны на контрольные выстрелы, чтобы на такое не нарываться.   -Что дальше? - спросил Михаил.   -Этому латиносу тут что-то надо было, не зря он тут крутился, - задумчиво сказала я. - Эй, таракан, давай ты скажешь, что тут искал, а я дам тебе шанс уйти живым.   -А в чём он будет заключаться? - спросил бандит.   -У тебя, гляжу гуркский нож на поясе, - сказала я, - давай попробуем ножевой бой.   -Ты не боишься, детка? - усмехнулся бандит.   Однако он немного увял, когда я отдала пояс с пистолетами и сняла куртку, оставшись в одной тельняшке. Его взгляд впился в татуировку на плече.   -Спецназ ГРУ? - удивился он. - Подожди-ка, я помню, было сообщение об одной девушке, служащей в спецназе и награждённой президентом Ельциным. Это ты?   -Я, - улыбнулась я. - А каким ветром солдата САС занесло в бандиты?   -Превратности судьбы, - ухмыльнулся он и выхватил нож. - Начнём?   -Сначала тайник! - потребовала я. - Показывай, показывай, я всё равно найду. Отодвинув один из спальников, бывший спецназёр нажал на одну из плиток, и та немного приподнялась. Убрав её, бандит открыл дверцу сейфа. Набрав код, он открыл его. Внутренность была заполнена пачками денег и мешочками с драгоценностями.   -И сколько здесь? - спросила Тиффани.   -Примерно на полмиллиона, может больше, - ответил бандит.   -Жень, может быть, лучше я? - еле слышно спросил Михаил.   -Нет, Миша, - ответила я. - Увы, но тамошний САС будет лучше егерей. Он тебя на куски порежет...   Я закрыла сейф, положила на место плитку. И взглянула на бандита. Он без слов понял меня. Выхватив ножи, мы принялись кружить друг возле друга, проверяя короткими атаками. У него был гуркский нож, у меня - "разведбат", нож для войскового спецназа. Моё предплечье украсилось царапиной, его рубаха - двумя разрезами на груди. Бывший сасовец занервничал, он не ожидал такого боя, а тем временем его грудь украсилась ещё одним разрезом, более глубоким. Он попробовал надавить, но вынужден был отступить ещё с одной раной левой руки. Похоже, я повредила ему сухожилия, потому что он руку уже не двигал. Я уверенно теснила бандита, отражая его удары и нанося свои. Внезапно он метнул свой нож и прыгнул на меня. Я отскочила, заодно нанося удар в живот.   -Мишель!!! - сотряс комнату отчаянный крик.   Тиффани выхватила пистолет и стала стрелять в корчащегося на полу бандита. А Михаил лежал на полу с ножом в сердце... Я подошла к Михаилу, закрыла глаза, вынула нож. Тиффани выронила пистолет, упала на колени и стала целовать лицо Михаила.   -Мишель, Мишель, Мишель... - бормотала она, гладя его волосы, - не уходи, не бросай меня...   Я обхватила её, прижала к себе, стала качать, успокаивая.   -Это я виновата, Тим, - говорила я, - если бы не моя дурость, не мой идиотизм...   -Госпожа не должна так говорить! - неожиданно вступила Воен. - Госпожа очень умный и ответственный человек! Только благодаря ей мы все живы!   Я показала Сашке на свою куртку и сделала знак шприца. Та кивнула и достала несессер, открыла, я ей показала на нужный шприц. Сашка сделала укол. Тиффани вроде и не отреагировала, но через несколько минут уснула. Уложив девушку на спальник, я встала. Ко мне подскочила Воен.   -Госпожа не должна себя обвинять! - сказала она, мешая кмерские, французские и русские слова, так что я её едва поняла. - Госпожа не может быть плохим человеком! За плохим человеком я бы просто не пошла! Я чую хороших и плохих людей. Госпожа хороший человек. Называя себя плохой, госпожа ранит моё сердце!   -Спасибо, детка, - я прижала Воен к груди. - Но если бы я...   -Слушай, не присваивай себе божеских свойств! - сказала мне Сашка. - Даже боги не могут предвидеть всех случайностей, о чём говориться в Ветхом завете, так что уж вести речь о людях! Что этот бандит бросит нож в Михаила, никто не смог бы предвидеть.   -Да всё я понимаю, девочки, - я ещё раз погладила Воен по голове и встала. - И Михаил у меня не первый погибший товарищ. Только вот чувство, что что-то не досмотрела, не додумала, недоучла продолжает меня грызть. Я ведь старшая, я отвечаю за всех вас, и на мне ответственность, случись что с вами. Наверное, я какая-то неправильная командирша, что никак не привыкну, что мои ребята гибнут, а я продолжаю жить...   -У ты моя чувствительная! - Сашка подхватила меня на руки и стала укачивать.   Я аж задёргалась от неожиданности:   -Ты что?! Отпусти немедленно, слышишь?   -Ну, вот, от депрессии вылечили, - Сашка поставила меня на ноги.   -Щас как дам - все прыщи осыпятся, - я шутливо замахнулась, потом заговорила серьёзно. - Так, Я пойду дежурить, а вы все трупы стащите на стоянку. Потом отвезём куда подальше. А тело Михаила в малую столовку, уложите покрасивше. Завтра похороним. Да, и этого... Хуана не забудьте. Пусть пока убирает комнаты, где жили бандиты.   Я открыла дверь в кухню. Хуан лежал на своём месте, уткнувшись лицом в подушку. Вот только в спальник не успел залезть и цепи на нём не было. Я присела на один из столов:   -Ты как замок расстегнул? Замочек был не из простых.   -Госпожа заметила всё-таки? - Хуан встал. - А почти сразу, едва госпожа ушла.   Он достал косметичку, чем-то щёлкнул и открылось потайное отделение с набором специальных инструментов для взлома всяких замков. Я затейливо выматерилась: чуть ли не в первый раз меня так обманули. Хуан рассмеялся:   -Никто и никогда не догадывался, что здесь есть секретное отделение, госпожа. Мой друг был большой мастер по тайникам.   Он взял помаду и начал откручивать дно у тюбика. Там оказалось маленькое увеличительное стекло. Я посмотрела: увеличение было хорошим.   -И где же твой друг?   -Умер, - Хуан перекрестился, - передозировка вроде бы.   -Вроде бы? - зацепила я оговорку.   -Я был единственный, кому друг доверял, - сказал Хуан. - Вечером он похвастался выполнением крупного заказа и показал толстую пачку денег в тайнике. А утром он был мёртв и денег не было. Но кто-то, видно, что-то пронюхал, меня начали искать. И я предпочёл уйти сюда. А тут я попал в банду, где о моём мастерстве не знали, но издевались за косметичку...   -А почему ты мне это рассказал? - спросила я.   Я закурила сигару и угостила Хуана, тот с удовольствием закурил.   -Хороший табак! - похвалил он. - Мне не часто в последнее время приходилось курить такой. Или препаршивые сигареты, или окурки. Почему? Вы первая, госпожа, кто не выразил своего презрения, при виде моей косметики. Что может быть более жалким, чем женственный мужчина? Который красится и одевает женские вещи? Но вы не высказали презрения и пренебрежения. А ещё вы победили Чёрного Дона. Он был некоронованным королём окрестных земель, его слово было законом. И победили не просто так, а ножевом бою, в котором ему не было равных! Я знаю, мне никогда не стать доном, мой удел - служить им, но я сам выбрал себе господина, то есть, госпожу, и хочу служить вам!   Он говорил искренне, я видела это. Чтож, посмотрим, что из этого выйдет.   -Хорошо, - сказала я, - беру с испытательным сроком. После завтрака идёшь выскребаешь комнаты, где жили бандиты. Не один будешь, - усмехнулась я, - все будем там работать. Но начнёшь ты.   Покопавшись в вещах, я нашла флешку с записями Владимира Семёновича и пошла подменить Мари. Та сгорала от любопытства, что у нас произошло. Я ей рассказала о смерти Михаила. Ой, как она огорчилась, я уж испугалась, что ей плохо с сердцем будет. Но нет, забросив автомат на плечо, мулатка побрела в глубь пеще?ры. Я окликнула её:   -Мари, послушай песню!   Открыв ноут, я вставила флешку и пещеру наполнил хрипловатый голос барда:   Почему все не так? Вроде все как всегда:   То же небо, опять голубое,   Тот же лес, тот же воздух и та же вода,   Только он не вернулся из боя.   --   То, что пусто теперь, не про то разговор:   Вдруг заметил я - нас было двое...   Для меня словно ветром задуло костер,   Когда он не вернулся из боя.   --      Нам и места в землянке хватало вполне,   Нам и время текло для обоих...   Все теперь одному, только кажется мне,   Это я не вернулся из боя.   Все теперь одному, только кажется мне,   Это я не вернулся из боя.   -Кто это? - спросила Мари.   -Высоцкий, - ответила, - Владимир Семёнович. Великий русский певец, композитор, актёр. Умер два-дцать с лишним лет назад. Но вот его песни... Вот эта песня выразила то, что у меня на душе: "Всё теперь одному, только кажется мне, это я не вернулся из боя".   Я достала фляжку, налила крышечку Мари, мы выпили, не чокаясь. Потом Мари ушла помогать девчонкам, А я ещё раз пять прослушала песню "Он не вернулся из боя". Потом появился грузовик с девчонками, в котором они вывозили трупы.   Во-первых, я заставила Воен сбегать за пулемётом и установить на вертлюге. А то уселись втроём в кабину, словно по МКАДу решили прокатиться. Во-вторых, приказала отвести трупы не менее чем за десять километров и там сбросить. Нечего тварей к пещере подманивать. И в-третьих, я попросила подстрелить косулю или антилопу, что бегают табунами.   -Стадами, - поправила меня Мари. - Табунами бегают кони.   -Это не важно, - отмахнулась я. - Вы, главное, добудьте это жвачнокопытное. Кстати, чем Хуан занят?   -Скребёт комнаты, - сообщила Сашка. - Собрал в кучу весь мусор, достал откуда-то магазинную тележку и собирается вывозить.   -Ну, добре! - я махнула рукой. - Счастливо!   Всё время, что они ездили, я не находила себе места. Мне прямо наяву виделось, как бандиты подкарауливают девчонок и толи берут в плен, толи убивают. Отпустило лишь когда они вернулись.   -С пулемёта срезали сразу трёх! - рассказывали девчонки. - Можно было бы ещё парочку подстрелить, но Сашка не захотела. Да, и дельтаплан нашли, на дереве висел.   -И правильно, нечего дичь распугивать, - одобрила я. - Воен, после завтрака займёшь пост. Сашка, тебе спецзадание: придумай что-нибудь вроде решётки для туннеля. Нажал кнопочку открылись, нажал ещё раз - закрылись. И ещё: там есть мёртвые зоны, надо присобачить где-нибудь камеры, но так, чтобы их не заметили. Займись, пожалуйста этим немедленно после завтрака. - Сашка кивнула. - Мари, ты займись инвентаризацией новоприобретённого имущества.   -А ты чем займёшься? - поинтересовалась мулатка.   -Хуан неплохо изучил это подземелье, - сказала я, - в том числе ход на скалу. Поэтому я хочу тщательно ос?мотреть там местность. Как можно туда попасть, чем может нам это грозить, можно ли как-нибудь это укрепить, чтобы к нам никто не смог проникнуть.   После завтрака Хуан отвёл меня к дверям, где располагался вход на лестницу наверх. Хоть Хуан и уверял, что всё безопасно, он не раз пользовался лестницей, я всё-таки решила проверить стены и нашла три заклад?ки, сделанные под камни, весом около полу килограмма в тротиловом эквиваленте.   -Повезло тебе, Хуан, - сказала, пряча взрывчатку в карман жилетки.   -В каком смысле? - не понял парень.   -В прямом, - пояснила я. - После закладки зарядов, кто-то решил не разрушать комплекс, а сохранить для будущего, и поэтому перерезал провода и извлёк взрыватели. Пошли дальше.   Дальше была шахта метров двадцать с лишним высотой. Лезть наверх пришлось по вбитым скобам. Меня мучало удивление, как тот снайпер смог взобраться с оружием наверх. Не удержавшись, я спросила об этом Хуана.   -Так он не тут лез! - ответил он. - У озера в скале есть что-то вроде окна. Атаману удалось спустить верёвку и по ней взбирались наверх. А про этот ход никто не знал.   Взобравшись наверх, мы очутились... в доте. Именно так. Круглое помещение, амбразуры, закрытые за-слонками, турель для пулемёта, справа от турели перископ, слева - лесенка к люку на крышу. Прежде чем вылезать, я выдвинула перископ и тщательно осмотрела территорию. Ничего подозрительного я вроде не заметила. Тогда, открыв люк, я выбралась наружу и тут же залегла. Выбравшегося за мной Хуана, я тоже заставила улечься.   -Но, госпожа, никого нет! - удивился парень.   -Люди - это самое безобидное, что может нам встретиться, - ответила я. - Есть твари ещё пострашнее: гиены, вараны, всякие змейсы и многоножки.   -Но почему люди самое безобидное? - продолжал тупить парень.   -Потому что я отлично знаю, что они могут, - объяснила я, осматривая территорию "вооружённым глазом", то есть в свою подзорную трубу. - А вот со зверями я ещё как-то не сталкивалась. Не было случая. Всё ещё впереди, но чем позже это "впереди" будет, тем лучше... Ё-мое, накаркала! Ну-ка, глянь! На пол девятого!   -То есть? - изумился Хуан.   -Вспомни староземельный циферблат, - сказала я. - Перед тобой - двенадцать, слева - девять часов, справа - три, за спиной - шесть. На пол девятого - надо посмотреть во-он туда! - осторожно указала я.   Хуан повернулся и приник к биноклю.   -О Боже! - побледнел он. - Каменный варан! Да какой здоровущий! Я таких ещё и не видел!!   -И убраться тихонько уже не получится... - выругалась я, - насторожился, сволочь... Или это не про нас?   Я нацелилась на ту сторону, куда уставился варан. И точно, показались человек восемь, спешащих к нам. Это были такие же бандиты, как и те, что мы прикончили в пещере: один здоровый тащил пулемёт РПК, трое с винтовками, ещё трое с М-16, и один щеголял с АУГ.   Внезапно варан рванулся вперёд, словно им из катапульты выстрелили. Четверых первых он раскидал как кегли, а перед здоровяком с пулемётом куда-то нырнул. И тут трое задних с перепугу начали стрелять в своего товарища. Каждый магазин в него всадил. И тут на них опять обрушился варан. Хитрая зверюга застыла на фоне неба, тут я и всадила ей штук пять пуль в голову. Тварь покачнулась, сделала пару шагов и упала.   -Откуда эти бандиты взялись? - спросила я у Хуана.   -Тут километрах двадцати есть лагерь ещё одной банды, - сказал тот, лязгая зубами, так на него подействовало зрелище с вараном. - Скорее всего, они именно оттуда. Дон Мигель послал людей проверить, что здесь творится.   -Значит, навестим, - сказала я. - Нам такой хоккей не нужен. Пошли, соберём трофеи, да и зверюшку ободрать надо. Двое были ещё живы. Один, по всей видимости, командир этого отряда, получил лапой в грудь от варана, отлетел в сторону на камни, где поломал позвоночник. Второму простому бандиту варан ударом башки переломал рёбра. Его я просто добила, а вот с командиром побеседовала подробно. Сначала он отказывался говорить, но когда я предупредила, что все трупы покидаем в озеро, а его оставим живым на поживу всяких трупоедов, он заговорил. Подробно ответил на все вопросы и заслужил пулю в сердце.   -Ну и насколько правдиво он отвечал? - спросила я Хуана, выключив диктофон.   -Про лагерь, его местоположение и тому подобное - правда, - сказал Хуан. - Он не дурак, видел меня и узнал, понятно, что я его ложь опровергну. А вот с численностью банды, её оружием, постами - почти всё ложь. В банде почти шесть десятков... - он взглянул на трупы бандитов, - пять десятков бандитов. Есть крупнокалиберные пулемёты, миномёты, я видел даже пушку...   -Что-то в этом роде я подозревала, - сказала я. - Слишком гладко он пел. Ладно, давай соберём оружие, а потом займёмся трупами. Нечего хищников сюда подманивать.   Собрали оружие, содрали шкуру с варана, покидали трупы в озеро. Там мелькнула здоровенная тень. Я глянула на Хуана: что там такого?   -Змея, госпожа! - понял он мой взгляд. - Здоровенная змея! Вон, видите краской отмечены камни? Это линия, дальше которой заходить не рекомендуется, иначе можно попасть под нападения змеи.   -Почти пять метров! - хмыкнула я. - Интересно, какая вся длина?   -Очень, очень большая, госпожа! - сказал Хуан. - Старожилы говорили, что как-то змея вытянулась на поверхности озера - почти двадцать метров. А может и больше, ведь видели издалека.   -Ни хрена себе, сказала я себе! - присвистнула я.   Мы открыли люк в ДОТе, и кого я увидела на полпути? Само собой, Сашку.   -Твою маму, Сашка! - сказала я. - Чего ты тут делаешь?!   -Тебя долго не было, - сказала Сашка. - Я волновалась: а вдруг что случилось?   -Не дождёшься! - ухмыльнулась я. - Сейчас слезай вниз, принимай оружие, и принеси брезента или плён?ки побольше кусок. А лучше несколько.   -Зачем?! - не поняла Сашка.   -Надо, Федя, надо! - ответила я .   Через час, порубив варана на куски, мы замотали их в брезент и спустили в пещеру.   -Что это такое?! - спросила ошалевшая Сашка, брезгливо принимая окровавленный свёрток. - Это не...   -С ума сошла, подруга?! - я постучала по лбу кулаком. - Есть такой зверь - каменный варан. Очень опасный хищник. Например, сейчас на моих глазах этот варан убил восемь человек. Ну и я его грохнула. А Хуан сообщил, что мясо варана считается деликатесом. Зверь редкий, добывается с огромным риском для жизни. Вот я и решила попробовать. А вдруг действительно?   Опережая события, скажу, что мясо варана действительно оказалось очень вкусным. Воен потушила его с картошкой - ели так, что за уши не оттащить. Плюс ещё была шкура от варана. Её выделал на сапожки девушкам "истинный ариец" Генрих. Как оказалось, его семья на Старой Земле много поколений занималась пошивом обуви. "От судьбы не уйдёшь, Генрих!" - пошутила я, любуясь сапогами на ногах подруг, сама я наотрез отказалась от такой обновки. Это модницам подходит, а мне - как корове сарафан.   Тиффани уже проснулась, но разговаривать ни с кем не желала, лежала молча лицом к стенке. Я села рядом, вздохнула, потом сказала:   -Хотела предложить тебе пойти в поход на банду, но, вижу, ты не в состоянии даже ложку удержать...   -Кто, я?! - села девушка. - Да эту мразь голыми руками передушу!!   -Пулемёт, значит, удержишь, - сделала вывод я. - Иди умойся, причешись, отряхнись, подтянись и почисти мишиного "барсука". Он теперь на тебе будет.   -А на бандитов? - спросила Тиффани.   -На бандитов пойдём вечером, - сказала я. - Готовься!   Хуан крутился на кухне. Толи хотел готовить, толи ещё что-то задумал, но я не дала осуществиться его замыслам.   -Хуан, что ты там говорил о пленных девочках?   -А-а! Пойдёмте, госпожа!   Он привёл меня в складские комнаты, в ту комнату, где было несколько шкафов, пошуровал и один из шкафов отодвинулся. Открылся проход. Хуан показал мне где включается освещение, как открыть дверь изнутри. Дальше мы спустились по крутой лестнице. Что интересно, освещение было неплохим, лампочки светили ярко. Я спросила Хуана, откуда стало известно про это помещение, на что он хитро ухмыльнулся и признался, что оно было открыто.   Четыре пролёта - и спустились в длинный коридор с камерами, расположенными в шахматном порядке. Закрыты были первые пять камер, двери остальных штук двадцати были открыты. Я прошлась, заглянула в глазки. В первых четырёх сидели по три, по четыре девушки. В последней же сидел здоровый бычина ростом хорошо за два метра, кулак с мою голову. Сашка будет задохлик против него.   -За что его? - спросила я. - Убил кого-то не того?   -Не поверите, госпожа! - сказал Хуан. - Как раз наоборот: отказался убивать! Дон захотел чтобы Роберто одного избил до смерти, а тот отказался. Ну дон того пристрелил, а его посадил сюда, мол, судить будем. И во обще Роберто мужик безобидный, любимое развлечение: клеить модельки кораблей. Одному, посмевшему сломать модель, врезал так, что потом не откачали. А ещё он хорошо в механике рулит, всю технику у нас чинил.   -Дурак дон был, - сказала я. - Таких людей надо беречь и лелеять.   Я решительно отодвинула засов и открыла дверь. Мужик только посмотрел на меня.   -Тебя зовут Роберто? - спросила я. - Хочу сообщить, что банда, обитавшая здесь, уничтожена, её вожак убит. Хуан, - я кивнула на спутника, - подтвердит.   Парень закивал.   -Значит, я свободен? - спросил гигант.   -Свободен. Только вот от твоих моделей ничего не осталось, - сказала я. - Когда мы зачищали эти комнаты, я видела остатки нескольких кораблей. Их в клочья изорвали.   Руки Роберто непроизвольно сжались в кулаки.   -А у меня к тебе есть предложение, - продолжила я. - Хуан сказал, что ты соображаешь в механизмах.   -Есть немного, - кивнул гигант.   -У меня большие планы на счёт этих подземелий, ещё один хороший мастер мне вполне подошёл бы, - сказала я. - Чтобы превратить эти мрачные катакомбы в нормальное жильё, надо много -много времени и труда. Я предлагаю тебе принять в этом участие. Поучаствуй до конца мокрого сезона, а там сам решишь, уходить или оставаться.   Роберто глянул на Хуана, тот еле заметно кивнул. Значит, это парочка хорошие друзья?   -Хорошо, - согласился гигант, - уговорила. Попробуем.   -Хорошо, тебе первое задание... - начала я.   Но тут захрипела "ходи-болтайка". Я поспешила наверх. Оба дружка за мной. На подземную стоянку я вошла осторожно: мало ли что. Поперёк въезда стоял джип-мерседес, за пулемётом сидели Тиффани и Мари. У девочек был наготове ещё РПГ-7. Кивнув девочкам, я прошла дальше. Слышна была автоматная стрельба.   -Воен, что произошло? - спросила я по-французски.   -Госпожа, танк пытался въехать!! - ответила девушка. - Я его подбила и стала вызывать вас!   -Танк?! - изумилась я. - Подбила?!! Я уже иду!   "Танк" стоял, перегородив проход, наклонившись вперёд. Прежде чем прячущиеся за вояки подбитым "танком" успели среагировать на меня, я проскочила на пост. Там сидели Сашка и Воен и наблюдали за напавшими. Я облегчённо вздохнула:   -Это не танк. Это бронемашина по кличке "Борзая" времён Второй мировой американского производства. Лобовая броня девятнадцать миллиметров. Машина воевала до восьмидесятых годов прошлого века. То-то я удивилась, что ты из КПВ смогла подбить "танк".   Послушав как пули впиваются в мешки с песком и цокают о щит спарки, я крикнула: -Прекратить стрельбу! Прекратить стрельбу, я сказала! Кто вы такие и что вам надо?   Стрелять действительно перестали. Через несколько минут мне ответил мужской голос:   -Я шериф Стив Финбоу! Вы обвиняетесь в бандитизме, нападении на караваны, уничтожении федерального имущества, убийстве ополченцев! Предлагаю сдаться! Гарантирую жизнь!   -Шериф! - насмешливо ответила я. - Не надо угрожать. Вы не в том положении, чтобы что-то диктовать.   -Это ещё почему? - возмутился шериф. - Этот "танк" у меня не единственный. И у меня две сотни добро?вольцев! Мы перекрыли единственный выход...   -И долго вы собрались торчать здесь? - спросила я. - До конца "мокрого" сезона? Если вам мало вашего "танка", я могу использовать "шмель". Тебе знакомо это насекомое? - Стив Финбоу промолчал. - Предлагаю, шериф, начать переговоры. Или ты подходи к нам, или я подойду к вам.   -Хорошо, иди! - донёсся крик.   -Женька! - вскинулась Сашка. - Не сходи с ума! Они тебя схватят и всё!   -А что делать? - спросила я. - Надо как-то договариваться. А в перекриках толку мало.   Я положила свой АКМС, сняла пояс с "маузером" и ТТ, и подмигнула:   -Надеюсь, вернусь с миром.   Выйдя из-за мешков с песком, я пошла к подбитому "танку". Вода бурлила, обтекая искалеченную маши?ну. Я протиснулась между стенкой и колёсами меня встретили не меньше десятка мужиков, наставив М16, Ар-10, даже пару АК-47. Один из них, тощий старикан лет под шестьдесят, обыскал меня, сорвал нож и ударил в живот. Мой пресс спокойно выдержал не слишком сильный даже не удар, а тычок. Терпеть хамство я не стала и ударила в ответ. Старикан согнулся в букву зю и опустился в воду, воя от боли.   -Во-первых, я пришла на переговоры, а не сдаваться в плен, - сказала я, цепляя свой нож обратно. - По-этому, во-вторых, каждый, кто полезет драться, получит по мозгам.   Старику, видать, стало легче в воде, он поднялся, хватаясь за револьвер, с ненавистью глядя на меня. Но голос толстяка, очень похожего на хохла - толстого, лысого, с пышными вусами - остановил его:   -Остановись, Боб! Не то я тебя сам пристрелю!   Убрав руку от револьвера, старик повернулся и пошёл прочь, что-то бурча под нос.   -У него в танке сын погиб, - извиняюще сказал шериф, похожий на хохла.   -Что я хочу вам сказать, - я достала сигару и подкурила. - Вы опоздали, наша группа "Амазонок" захватила это подземелье ещё вчера. Так что надо было не лезть буром, а послать парламентёра, который бы поговорил и узнал что к чему.   -Я не хотел рисковать человеком! - буркнул шериф.   -И потерял четверых и броневик, - сказала я. - А у меня там, кроме спарки КПВ есть, как я уже говорила, и огнемёт "Шмель", РПГ-7 с кумулятивной и осколочными гранатами. Представьте взрыв топливных баков этой машины. А? Даже если бы вы прорвались, положив кучу своих людей, дальше вас ждали бы крупнокалиберные пулемёты "Корд" и "ДШК", и опять же РПГ-7 с термобарическими и осколочными гранатами. Сколько ты готов положить своих людей, шериф?   -Ты пытаешься говорить с позиции силы, - уклонился от ответа шериф. - Хотя сама оказалась в блокаде.   -Это не блокада, шериф, - сказала я, - а чёрте что с бантиком. Я знаю ещё два выхода наружу, а их наверняка больше. А скоро "мокрый" сезон. Вы его собираетесь провести тут в палатках? А твои добровольцы на это согласятся? К тому же недалеко, в километрах тридцати, ещё одна банда. Они могут нанести вам визит вежливости.   -Откуда ты знаешь про вторую банду? - насторожился шериф.   -Птички насвистели, - усмехнулась я. - Когда я была наверху, мы увидели, как отряд из восьми бандитов растерзал громадный варан метров десять, если не больше. И к нам. Ну мы и смылись. Больно шустрая тварюка попалась. Шли эти бандиты явно к какому-то входу. Что за вход? Найду.   -А вдруг это был отряд из пещеры? - спросил кто-то.   -Навряд ли, - отмахнулась я и пояснила: - Отряд из пещеры приехал бы сразу сюда, - похлопала я по "танку", - а они явно ставили машины где-то в окрестностях. Кстати, мы уничтожили отряд бандитов из пещеры на ферме Рашида. Там же оставили часть нашего отряда. - Шериф и ещё один переглянулись. - Не надо бежать и хватать, - усмехнулась я. - Там дети, шестеро детей. Двоих я усыновила в Порто-Франко, а четверых спасла по дороге в Аламо и в Аламо оформила документы на усыновление. Присматривают за ними бывший патрульный из Порто-Франко и его жена. Тот, что переглядывался с шерифом, развернулся и пошёл из каньона.   -Проверяйте, проверяйте, - сказала я. - Знаете, у меня скоро ноги отвалятся. Замёрзли. Вы можете и дальше здесь ходить, а я пойду согреюсь. Надумаете что - подходите и зовите.   Я пошла в пещеру. За моей спиной развернулся оживлённый разговор:   -Не похожа она на бандитку.   -Много ты знаешь! Бандиты такие хитрые!   -Про детей она говорила правду. Недавно были соревнования по стрельбе в Аламо, победила именно она, я был там и видел награждение победителя. А потом она сделала праздничный напиток "zhzhenka". Мне стаканчик достался. Ох и вкусный, зараза!   -А дети причём здесь? - спросил кто-то.   -Так её всё время окружали её спутники, в том числе и четверо малолетних еврейчиков, которых она спасла по дороге в Аламо, - объяснил рассказчик.   Я хихикнула про себя. Похоже, они не ожидали, что мои слова окажутся правдой.   -А она не жидовка? - вдруг выдал один из добровольцев.   -С чего ты взял? - изумился другой.   -А чего она кинулась жидят спасать?   На этом мне стало ничего не слышно. Однако я почти не сомневалась, что этому антисемиту дадут отлуп. Ну не может же всё ополчение состоять из одних умственно ущербных! А иначе антисемитов не считала.   Добравшись до поста, я послала Воен за своей сумкой, а сама сняла ботинки, брюки, носки и хорошенько растёрла ноги спиртом. Вернее, растёрла Сашка, ворча о том, что я не берегу себя. Прибежала Воен, притащила сумку, я достала оттуда сапоги, носки и штаны.   -А что за мужик там здоровенный? - спросила девушка.   -Это Роберто, по словам Хуана, хороший механик, - сказала я. - Его атаман хотел судить за то, что отказался избить кого-то. Ну а я предложила ему поработать с нами. Он согласился. - Я болтанула флягой. - Чёрт, спирт кончается. Смотрела в магазинах: крепче восьмидесяти градусов нет, максимум - восемьдесят четыре. А это не совсем то. О, кажись, ребятки прониклись моими доводами. Сам шериф Стив Финбоу гребёт к нам!   Действительно, шериф с двумя помощниками бодро двигался к нам.   -Стоп! - крикнула я. - Дальше шериф один!   -Но... - начал шериф.   -Я сказала! - отрезала я.   Делать нечего, шериф пошёл дальше, а помощники повернули назад. Он оглядел позицию, с завистью, как мне показалось, посмотрел на мои сухие штаны и сапоги, потом сказал:   -А почему позиция такая убогая?   -Напомню, что мы захватили это подземелье лишь вчера вечером, - ответила я, - а позиция, между прочим, расположена очень хорошо. Глянь, - я показала, - до ближайшего поворота ущелья около ста двадцати метров, для КПВ это не расстояние. Выдвинуть что-нибудь подавить огонь спарки - невозможно.   -А РПГ? - поинтересовался шериф.   -Ну, ему надо ещё дойти, а это полтора километра по колено в воде, - усмехнулась я. - Всяко слышно будет. Во-вторых, ему надо попасть не в мешки, а в спарку КПВ, что не очень просто, согласись.   -Можно попасть в заднюю стенку, тогда накроет и осколками, и камнями.   -Есть такая угроза, - согласилась я, - только большая часть осколков и камней пойдёт наружу. Но навес надо будет сделать, тут ты прав. И ещё установить пулемёт калибра 5.56 или 7.62, чтоб не стрелять из КПВ по отдельным человекам. Ладно, с позицией разобрались, что надо от нас?   -Такое дело, - присел шериф на мешок, - вы расположены на территории АК - Американской Конфедерации...   -Спорный вопрос, - сказала я, прикуривая сигару. - Подземелье находится на стыке границ АК, ПРА и Бразилии. А точно разграниченной границы нет, скорее устная договорённость от сих до сих. И все три анклава заинтересованы иметь в такой точке такое укрепление. Тут есть громадные возможности для торговли.   -Какие? - возмутился шериф. - Соберут две-три сотни ополчения, запрут в этом подземелье и сидите, пока не оголодаете! Вот вам и вся торговля.   -Ты не учитываешь несколько моментов, - улыбнулась я и выпустила несколько колец. - Во-первых, люди должны будут просидеть весь сезон. Во-вторых, потери. Это не учения, где погибших нет, я служила в спецназе ГРУ и могу вам такое устроить... Добежите за полчаса до Алабама-Сити.   Сашка хихикнула.   -Что здесь смешного? - оскорбился шериф.   -Это она вспомнила фильм "Вождь краснокожих" по рассказу вашего писателя О'Генри. Там к конце фильма один жулик, услышав, что у них есть только десять минут, говорит: "Достаточно! Успеем до канадской границы!". И показано, как они скачут на своих двоих ночью по просёлочной дороге, - пояснила я.   -Ха-ха-ха! - сказал шериф. - Очень смешно!   -Понимаешь, меня УЧИЛИ совершать диверсии, - сказала я. - Егерей в Русской армии этому не учат, а меня учили. Например, проникнуть в ваш лагерь, заминировать технику и склад боеприпасов, отравить продукты на полевой кухне. Арсенал богатый.   -Угрожаешь? - окрысился шериф.   -Предупреждаю, - улыбнулась я. - Угрожать можно тому, кто понимает возможности спецназа ГРУ. Кто не понимает, тому угрожать бесполезно. Ты не понимаешь, какой смысл угрожать?   -А чего может этот спецназ ГРУ? - спросил шериф.   -Один пример, - сказала я. - В восьмидесятые годы США боролось против пришедшего в Никарагуа к власти режима. Кроме нападений банд из Гондураса, использовались боевые пловцы для минирования кораблей в портах. Были взрывы, повреждены суда, погибли люди. Из СССР в Никарагуа были переброшены уже наши боевые пловцы. Потеряв несколько человек, США был вынужден отказаться от диверсий в портах.   -А более свежее есть? - спросил шериф.   -Тебе знаком представитель Ордена Роджер Чейз? - спросила я, шериф кивнул. - Он начинал как боевой пловец в Никарагуа. Где получил по башке первый раз. Пересказывать его биографию не буду. Сразу перенесёмся в Чечню. Он там всплыл как руководитель банды иностранных наёмников. Бывшие "зелёные береты", сасовцы, и прочие подобные персоны. И в Первую, и во Второю чеченские войны отряды спецназа, - в первом я была бойцом, вторым командовала, уничтожили эти банды. Оба раза русский спецназ был в меньшинстве. Первый раз - двадцать против пятидесяти, второй - двенадцать против тридцати. Чейз, однако, везучий был: всегда успевал уйти. Причём, это были лишь трупы и пленные, сбежавших не считали. Последний раз это было два с лишним года назад.   -И к чему этот рассказ был? - спросил шериф.   -Ты просил рассказ о действиях русского спецназа, - пожала я плечами, - я тебе рассказала. Понимаю, что тебе это не нравится, но из песни слов не выкинешь: русский спецназ - лучший на Старой Земле, а на этой - вообще вне конкуренции. А я считалась одной из лучших.   -А что ты хочешь? - спросил шериф.   -Территорию пятьдесят миль вокруг озера, - я обвела на карте из памятки переселенцам кольцо в районе трёх границ. - Территория дикая, людей почти нет. Если будут владения фермеров, я их не трогаю.   -А не чересчур ли много ты хочешь? - спросил шериф.   -Ну, шериф, - укоризненно сказала я. - У вас многие ранчо занимают территорию в несколько раз большую, чем прошу я. Так то равнина, а это горы, где полезная площадь намного меньше. Чё рожу корчишь? Не мне с моим русским рылом лезть к благородным ранчеро? Только вот кем были эти ранчеро до того, как стали владельцами скота и пастбищ? Теми же самыми нищебродами, у которых, кроме машины, винтовки да семьи ничего не было. Я, кстати, в их общество не лезу.   Шериф только фыркнул на мои слова.   -Ладно, - сказал он, - свои претензии выскажешь Ордену, при оформлении собственности. Думаю, проблем не будет. Осталось урегулировать последний вопрос: компенсация погибшим. Без этого никак. Вы стреляли? Стреляли. Убили людей? Убили. Извольте заплатить, иначе пойдёте под суд.   -Шериф, а кто их послал под пулемёты? Без разведки, без переговоров? А? - спросила я. - Я не очень шарю в законах, но могу предсказать, что соглашение о компенсации будет предисловием к обвинению в убийстве и конфискации всей собственности, включая и это подземелье. А потом группа товарищей за гроши купит на аукционе. Так что если тебе нужна компенсация - ты и плати.   Видать, шериф не ожидал такой отповеди от меня. Но тут запиликала его рация. Он выслушал сообщение и посмотрел на меня:   -Приехали твои люди с фермы Рашида.   -Шериф, - после паузы сказала я, - убирай свою танкетку, очищай дорогу. Часа, надеюсь, хватит для этой проблемы?   -Я постараюсь, - кивнул шериф и ушёл.   Вскочив с мешка, я прошлась по посту туда-сюда. Потом сказала: "Будем действовать так!" и обратилась к девчонкам:   -Ждите меня здесь! Мари, ты меня слышишь? Отлично! Там грузовик, попробуй с его помощью вытянуть эту танкетку к нам. Штука неплохая, пригодится.   Спустившись в ущелье, я пошла в лагерь ополчения. За танкеткой меня встретили ополченцы.   -Куда собралась? - спросил хмурый дядька.   -К вам, парни, к вам в лагерь. Ваш шериф ведёт какую-то мутную игру. Вот я и хочу с вашей помощью разобраться в ней. Пойдёмте в лагерь.   -Оружие сдай! - потребовал кто-то.   -Нет! Я с вами разговаривать, а не воевать иду! - отрезала я.   За поворотом оказался джип. Кое-как загрузившись, мы поехали в лагерь. Мужики были синие от пребы?вания в холодной воде. Я им посоветовала немедленно растереть ноги спиртом или самогоном "Одинокая звезда" и поменять штаны, носки и обувь.   -Нету! - просипел один из ополченцев. - шериф говорил, что это на пару дней, не больше.   -А мозгов тоже нету? - съязвила я. - Едите чёрт знает куда, там ни складов, ни магазинов. Жрать хоть с собой взяли?   -Немного, - ответил другой и чихнул. Я только матюгнулась. Приехали в лагерь. Центром был тот самый холм, на котором стояла палатка шерифа, над которой развевался флаг Конфедерации. Я подошла к "геленвагену, стоявшему возле палатки, и заглянула внутрь. Очень удачно внутри лежал "матюгальник". Взяв его, я включила на максимальную громкость взревела:   -Все на митинг! Собираемся на митинг! Все-все-все!!!   В стороне я увидела наши "Уралы" и "буханку", оттуда высунулась детвора, увидели меня и рванули ко мне. Подбежав ко мне они облепили меня, пища что-то несусветное. Я взяла Мазаль на руки и обратилась к собравшимся ополченцам:   -Общий привет, парни. Вижу, шериф не торопится извещать вас о новостях. А новость такая: вчера вечером наш отряд "Амазонки" захватил это подземелье. Почему "Амазонки"? Потому что в отряде один мужчина, второй погиб этой ночью. Ну и эта детвора. Вот такая мы свирепая банда, а это,   - я показала на детей, - главный ударный кулак.   Я спустила Мазаль на землю, и тут же на её место взобрался рыжий котяра Капрал.   -Теперь о неприятном. Два часа назад без всякого предупреждения или разрешения на нашу территорию въехала боевая машина "Борзая". Дежурная открыла огонь на поражение, машина была подбита, экипаж весь погиб. Я не присутствовала, но, как я поняла , приказ отдал ваш шериф.   Шериф, стоящий рядом, схватился за кольт, но я успела выстрелить первой, револьвер вылетел у него из рук. Все видели, что он схватился за оружие первым и отозвались гулом одобрения на мой выстрел.   -Я продолжу. О чём сговорились шериф с бандитским атаманом - понятия не имею, но, скорее всего, обещали заплатить неплохие деньги за освобождение пещеры. Я в машине шерифа заметила "дипломат", Даниэль, подай пожалуйста, спасибо. - Ножом вскрыв обшивку, я глянула на внутренности. - Так и есть, встроенный взрывной механизм и полкило пластида. Устанавливаешь число открываний и в один не очень прекрасный момент открывший "дипломат" разносится на атомы. Желающие потом могут посмотреть. Только большая просьба не ковыряться.   -А что с бывшим шерифом делать? - крикнул кто-то.   -А это уже ваше дело, парни! - ответила я. - Как вы решите, так и будет. А вообще уезжайте, ребята, по домам. Делать вам тут нечего. Пошли, хлопцы!   Бывший шериф понял, что всё. За каких-то полчаса в тартарары полетели планы, карьера (а он не собирался задерживаться на посту шерифа), и даже жизнь. Гибель четырёх парней ему не собирались прощать. И, выхватив нож, он бросился на меня, виновницу, как он счёл, его краха. Только вот рядом стояли вооружённые ополченцы. И нападение на женщину с детьми они расценили однозначно. Загремели выстрелы. Не добежав нескольких шагов, расстрелянный шериф упал на землю. Вздохнув, я повела ребят дальше.   ГЛАВА 5   ПОХОД НА ЗАПАД   Погрузившись в машины, мы поехали в подземелье. Мелкота смотрела квадратными глазами на всё вокруг. За те пару десятков дней, что они провели в нашей компании, дети стали говорить на какой-то невообразимой смеси иврита, английского, русского с вкраплениями французского и немецкого. Они понимали друг друга просто отлично, я - с горем пополам, остальным приходилось ломать головы: на каком языке сказано и что именно имелось в виду. И на этой тарабарщине они засыпали меня вопросами. Я кое-как отвечала, используя и иврит, английский и русский.   Когда приехали, ребятня разбежалась по пещере, а меня окружили члены нашего отряда. Всю расцело-вали, затискали, едва не отбили в спину. Сашка хотела закатить мне оплеуху, но я уклонилась и прилетело Ти?ффани. Та в ответ ударила Сашку в живот, но там надо кувалдой бить, чтобы Сашка что-то почувствовала.   -Женька, ну какого чёрта ты решила переться к ним в лагерь?! - возопила Сашка, не обратив на Тиффани ни малейшего внимания.   Вырвавшись из рук своих подруг, я начала командовать:   -Спасибо за встречу, но займёмся делом. Во-первых, Татьяна, подмени, пожалуйста Воен, она нужна тут. Во, вторых, Мари, подгони грузовик ко входу. Тиффани, Генрих пойдёте со мной, надо освободить девушек. Так, а вот и наши экспроприаторы! - сказала я, увидев чуть в стороне Хуана и Роберто с ФН ФАЛ и американским пулемётом М60. - Собрались воевать?   -Нам, госпожа, некуда податься, - ответил Хуан. - Бандиты не простят, что мы не сдохли вместе со всеми, а власти не простят, что мы входили в банду.   -Тогда встаёте на перекрёстке и гоните подымающихся девушек в машину, - приказала я.   - О, Воен! Ты варана готовила? Вот и отлично. Идёшь на кухню и готовишь обед на всю компанию. Сашка, у меня для тебя специальное задание. - Я кое-что шепнула на ухо подруге, та кивнула. - Ну чтож, пора. Вперёд, амазонки!   Мы снова спустились в тюрьму. Всего оказалось шестнадцать девушек, все девушки, кроме одной, спешили убраться из этих застенков. Та же, единственная, забилась в угол и наотрез отказывалась уходить.   -Ты Башара, сестра Рашида? - спросила я.   Девушка кивнула.   -Пошли, брат тут и хочет тебя видеть, - позвала я.   -Зачем? - спросила девушка. - Я и так знаю, что скажет брат. Так уже было с Азизой три года назад. Её тогда тоже обесчестили и она стала шахидкой, взорвала машину с гяурами. А кого мне взорвать?!   - Не хочешь встречаться с братом - не встречайся. Но тут сидеть нечего, - сказала я. - Тебе надо умыться, переодеться, покушать, привести свой внешний вид в порядок. - Я достала зеркальце. - На, полюбуйся на себя Даже умирать в таком виде противно.   Башаре хватило одного взгляда, чтобы встать и пойти за нами. И только тут до девчонки дошло:   -Подождите, а где бандиты?!   -Кончились, - ответила я. - Всех перебили. Под ноль.   -Честно?!   -Честное-пречестное! - заверила я.   Остановившись, Башара сказала:   -Ты - Ведьма, Рашид про тебя много рассказывал. И я тебе расскажу. Я почему-то понравилась главарю, и он часто хвалился, что у него чиновники и Конфедерации, и Бразилии в кулаке. Как он говорил, кто-то похищал жён и дочерей чиновников и делал из них извращенок.   -Ну и что? - спросила я. - Это проблемы ихних чиновников, а не мои.   -Так остались же видео! - воскликнула Башара. - Целая стопка видеодисков!   -А вот это уже интересно, - сказала я. - Но этим займёмся потом. А для начала подбери себе одежду, - я показала на груды вещей, - а потом Хуан проводит тебя в душ.   -А если... - Башара жалась ко мне, - недоверчиво глядя на Хуана.   -А если что-то попытается сделать, - веско сказала я, - то я лично ему всё излишество оторву и сожрать заставлю.   Прозвучало это так, что никто не усомнился: будет так, как я сказала.   -А что мне делать? - пробасил Роберто.   -Пошли! - я пошла на автостоянку.   Я увидела стоящий грузовик "унимог" и рядом Мари и Тиффани.   -Загрузили? - спросила я. Мира кивнула. - Так езжайте! Чего время тянуть?   Из кузова выглянула брюнетка лет около тридцати. Грязная, со спутанными волосами, ссадинами на лице и теле, она всё равно была очень и очень красива. Знали бандиты, кого похищать.   -Это вы нас освободили? - спросила она по-испански, обращаясь к Роберто.   -Она! - указал тот на меня. - Она и меня освободила.   -Евгения Муравьёва, атаманша отряда "Амазонки"! - козырнула я. - Поздравляю с освобождением!   -Спасибо! - Улыбнулась девушка. - Аманда Грей. Я занималась торговлей разным всяким и могу кое-что для вас раздобыть.   -Хм... - задумалась я. - Я бы заказала парочку ЗУ-23-2 и пару 120 мм миномётов "Сани". Сашка, а тебе что надо? Из механизмов!   -Из механизмов? - вынырнула Сашка. - Ну тогда я бы хотела...   И она перечислила штук пять станков разного вида. Видя растерянный вид девушки, Сашка достала блокнот и записала наши просьбы. Прочитав названия станков, Аманда покачала головой:   -Это только после "мокрого сезона", девочки, не раньше.   -Так мы и не торопимся! - усмехнулась я. - Пока будем здесь обустраиваться, "мокрый сезон и пройдёт. Ладно, до встречи.   Машина поехала к выезду. Ко мне подошёл Рашид:   -А где сестра?   -Башара? Моется. Слишком грязная, по её словам. Потом поговоришь с ней.   Я обернулась к отряду:   -А теперь, орлята и орлицы, идём готовить обед. - На лицах присутствующих отразилась удивление. Я засмеялась. - Жрать хочется? Хочется. А чтобы получить вкусную еду как можно быстрее, надо приложить и немного своих усилий. Берём продукты и идём на кухню.   Я посмотрела количество продуктов и покачала головой.   -Что, плохо? - спросила Сашка.   -Не то слово, - ответила я. - Выражаться не хочется. Если перейти на "Доширак", то можно дотянуть до весны. Но нам это не подходит. Так что завтра Мари и Тиффани возьмут грузовик и поедут за продуктами.   -Где-то должен быть продуктовый склад, - вмешалась Воен. - Здешнюю банду надо было кормить, на диету они вряд ли бы согласились.   -Это точно, значит, там всё забито мясом, - согласилась я. - Но всё равно, пусть Мари и Тиффани съездят. И главный упор - на скупку овощей, всякой зелени, фруктов. Витамины нам нужны.   На кухне Воен и Роберто (он сам вызвался) отправились разделывать каменного варана. Я и Тиффани стали нарезать салат. Ничего особо оригинального, просто собрали в кучу всякие овощи и зелень и принялись всё нарезать и натирать: помидоры, огурцы, перец, редиску, укроп и так далее. Получилась большая куча, которую посолили, поперчили, полили маслом и уксусом. Остальных посадили чистить картошку. Даже наша малышня приняла участие.   Я даже устроила соревнования по чистке картошке. Каждому дали десять штук, нужно было очистить не только быстро, но и чисто, не оставляя кожуры и "глазков". Как ни странно, но лучшим оказался малыш Леви. Я сходила своему "Уралу" и принесла кинжал. Настоящий небольшой кинжал. В ножнах, с серебряной отделкой, я торжественно вручила Леви и призвала носить его с честью.   Пацанчик был потрясён, ни как не ожидая такого вот награждения.   Ко мне опять подошёл Рашид:   -Поговорил с Башарой. Она пока не хочет возвращаться, не верит, глупая, что я её не буду проклинать, заставлять смыть позор своей смертью. Тут и правда, другая земля, другие условия. Пусть она пока у вас поживёт. Поеду домой.   После обеда я посадила перед собой Капрала и сказала:   -Слушай сюда. - Кошак уставился на меня зелёными глазами. - Пора приносить пользу. Тебе первое задание. Обходишь все помещения, обнюхиваешь. Места, где пахнет вот этим, запоминаешь. - Я достала кусок взрывчатки и дала понюхать коту. - Запомнил? Вот и отлично. Когда вернёмся, покажешь.   Капрал мявкнул, соскочил со стола и куда-то побежал.   -Хм, - сказала Сашка. - Ты уверена, что он сделает?   -Посмотрим, - пожала я плечами. - Так, Воен, Мари, Тиффани, берите оружие и идём.   -А я?! - возмутилась Сашка.   -А ты пока оборудуй вход видеокамерами, - сказала я. - Не нужно там не просматриваемых мест. И подумай вместе с тем верзилой Роберто как башню трофея присобачить. Штука хорошая. Пушка, правда, слабовата, но сойдёт для сельской местности. Тут "тигры" стаями не бродят.   Хихикнула одна Сашка, а Мари недоумённо сказала, что тигры на Новой Земле вообще не водятся.   -Она других тигров имела в виду, - сказала Сашка, - бронированных.   -А что, были и такие?! - поразилась Тиффани.   -Пошли! - хлопнула я по спине девушку. - Потом ликбез по танковой истории устроим.   -Likbez? - напряглась Тиффани от незнакомого русского слова. - Что есть likbez?   -Это сокращение от ликвидации безграмотности, - объяснила я. - По возращении прочту лекцию о истории танков и танкостроении. Но в наших условиях, наверное, стоит уделить большее внимание всяким БТР и БМП.   Тут набежала малышня, кинулись обнимать и просить обязательно возвращаться. Я их всех перецеловала и обещала вернуться. Мы поднялись на плато и направились в ту сторону, откуда пришёл отряд бандитов. Там в ложбине под маскировочной сетью и обнаружили два джипа: старые побитые нелёгкой жизнью на НЗ бразильские внедорожники Marrua AM. Прежде чем подойти, я полчаса разглядывала в свою подзорную трубу эти внедорожники и окрестности, потом Тиффани запустила беспилотник и тот долго кружил над окрестностями. Потом я тщательно осмотрела машины и их внутренности на предмет мин. И лишь убедившись, что всё чисто, я подозвала остальных.   -Чего так долго? - возмутилась Мари.      -Оставь! - остановила её Тиффани. - Дженни всё правильно делала. Мы на войне, а значит, могут быть любые неожиданности: и засады, и мины. Лучше немного перестараться, чем валяться клочками.   Я заняла место за пулемётом М240, Мари села за руль, Тиффани заняла место рядом с ней, а Воен - около меня. И поехали. Тиффани снова запустила БЛА, отслеживая ситуацию впереди и по бокам. И надо же такому случиться: нам навстречу выехали аж три машины с бандитами - два джипа и один багги. Как только прозевали?! И на старуху бывает проруха...   -Стоять! - гаркнула я. - Воен, водители!   А сама я из пулемёта открыла огонь по пулемётчикам, почему-то напевая "Тачанку": "И с налёта, с поворота по цепи врага густой застрочил из пулемёта пулемётчик молодой!" Рядом грохотал "винчестер" Воен, Мари выскочила из машины и строчила из своего АЕКа. Получилось очень хорошо. Ошеломлённые внезапным ударом, бандиты начали разбегаться. Но бежать было некуда: справа и слева крутые склоны, спереди мы, сзади машины. Несколько минут - и одни трупы. Я взяла коробку с патронами и перезарядила пулемёт, от старой ленты остался огрызок ленты штук двадцать патронов. Мари и Воен пошли проверить нет ли там живых.   -Тим, ты как? - спрашиваю.   -Вроде живая... - пробормотала девушка, выбираясь из-под "торпеды", куда сползла при стрельбе.   -Ну и отлично, - кивнула я. - Посмотри, тревога у бандитов не поднялась?   -Дженни, ты меня не ругаешь, что я спряталась? - спросила Тиффани, набирая команду на ноуте.   -Нет, - ответила я, - у тебя был комп с управлением беспилотником. Но следует подумать, куда его девать, чтобы ты могла принять участие в бою. - Тиффани обрадовалась, но я добавила: - А вот за то, что прозевала эту группу, я тебе вынесу выговор с занесением в морду лица.   И отвесила ей подзатыльник. От машин послышался дикий вопль, явно девочки кого-то допрашивали. Не завидую тому мужику, что попался им в руки. Девчонки ему кишки на палку намотают, но всё вырвут. До изуверства спецназа ГРУ им далеко, но доморощенные бандиты особых навыков допроса и не требовали. Так и есть, послышался выстрел.   -Всё тихо, Дженни, - сказала Тиффани. - Похоже, там просто не слышали стрельбы.   Вернулись Мари с Воен, полные руки пистолетов с автоматами.   -И чего припёрлись? - спросила я. Девчонки удивлённо на меня уставились. - Дорогу кто освобождать будет? Вольтер? Дидро? Жюль Верн?   Мари отчаянно покраснела. Интересно это выглядит у мулаток. Я отогнала чуток назад наш "бычок" (Marrua по-португальски - бык), и Мари перегнала все три машины, заодно сложив в кучу убитых бандитов.   -Дженни, а что ты там пела во время стрельбы? - поинтересовалась Тиффани.   -Песня "Тачанка", старая-старая, - сказала я и напела:   -По земле грохочут танки,   Самолеты петли вьют,   О буденновской тачанке   В небе летчики поют.   И врагу поныне снится   Дождь свинцовый и густой,   Боевая колесница,   Пулеметчик молодой.   -Здорово! - сказала Тиффани и повторила: - "И поныне врагу снится дождь свинцовый и густой!"   Вернулись девочки. Я углядела у Воен под курткой какую-то железяку и потребовала посмотреть. Не хотя лаоска вытащила здоровенный пистолет.   -Боги! - поразилась я. - Зачем он тебе?!   У меня в руках был "Пустынный орёл" - здоровущий пистолет израильского производства. Недовольная Воен забрала пушку и сунула за пояс. Я уже говорила, что Воен испытывала страсть к здоровенным громыхаю?щим бабахалкам, которые в руках удержать сложно, не то что стрелять из них.   -Воен, собирай если хочешь такое оружие, - сказала я, - но только с одним условием: не применять его в бою. Понимаешь, отдачей тебя сбивает с ног, получается задержка, а это может стоить и тебе жизни, и твоим товарищам. Хорошо?   Повеселевшая Воен обещала.   -А какое оружие у них есть? - спросила я. - Меня интересуют РПГ главным образом. Тащите, что есть.   Девчонки притащили штук восемь труб и станковый гранатомёт с парой ящиков гранат. Я оглядела арсенал, вздохнула и махнула рукой, "бычок" тронулся к цели. Мы имели две юаровские "трубы", три шведские и три мируканские, а так же станковый гранатомёт МК19 от них же. Да плюс у нас ещё три "мухи" и два "шмеля". В общем, повоюем.   За пять километров до бандитского лагеря я остановила "бычка" и мы, нагрузившись оружием и боеприпасами пошли вперёд. Остановились за два километра от лагеря. Взобравшись на холм, я долго рассматривала окрестные высотки, потом спустилась к девчонкам и сообщила:   -На следующем холме что-то типа ДЗОТа построен, сидят три морды. Откуда знаю? По очереди бегали в кустики и выходили покурить. Место выбрано очень хорошо. Из этого ДЗОТа просматриваются и простреливаются все восточные окрестности лагеря. Если бы там соблюдали маскировку, мне бы было гораздо трудней обнаружить их. Полагаю, что и с западной стороны есть подобное укрепление.   -И что предлагаешь делать? - спросила Мари.   -Я сейчас наведаюсь туда, наведу порядок, - сказала я и достала маленький фонарик из кармана жилетки. - Потом посигналю вам фонариком, чтобы вы шли ко мне.   Натянув маскостюм, я отправилась в путь. Признаюсь честно, я вовсе не было лучшей в этом, инструкторы ругали меня и не зря. У нас такие асы были, Тот же Славка-Тень. На ровной и чистой как сковородка терри?тории мог незамеченным пробраться. Правда, этим все его таланты и исчерпывались. Во всём остальном он ничем не выделялся из массы. Ползла я эти полтора километра примерно часа полтора, но в итоге попала, куда хотела: на выходящую к лагерю сторону холма. И первый сюрприз: ход сообщения заканчивался именно тут. До лагерной ограды было метров сто пять?десят поросшей травой и кустиками земли. Я осмотрела окончание траншеи. Если немного поработать лопа?той, то можно оборудовать неплохой окоп для пулемёта и держать под обстрелом весь лагерь. Достав малую сапёрную лопатку, которую всегда брала в такие вылазки, я принялась копать.   Уже когда я заканчивала, послышались шаги и грубый мужской голос спросил на смеси английского и испанского:   -Что ты тут делаешь? Ты кто такой? ...такая? - поправился он, когда я обернулась.   -Ведьма, - ответила я. - Спецназ ГРУ.   Его рука метнулась к пистолету, но я уже метнула лопатку. Рука бандита, обхватившая рукоять пистолета, разжалась, он грохнулся на спину с лопаткой в груди. Я спокойно достала ТТ и навинтила глушитель.   -Что тут такое? - появился второй бандит и поймал две пули. Я переступила через тела, вошла в ДЗОТ и всадила две пули у сидящего у амбразуры бандита с биноклем. Краем глаза заметив какое-то движение, я вы?стрелила на развороте. Бандит выронил оружие и рухнул обратно на койку, словив три пули. Я подобрала ба?бахалку. Это был обрез охотничьего ружья чудовищного калибра миллиметров тридцать и даже больше. Ну вот не понимаю я придурков, тяготеющих к громадным калибрам. Да ещё и приклад криво обрезан - абсолютно неудобно держать и стрелять. Подойдя к амбразуре я достала фонарик и помигала. Три фигуры сорвались со склона и помчались напрямую к холму.   -Куда прёте?! Стоять!! - остановила я девок по радио. - Минное поле, дуры!   Девки замерли, где застал мой голос. Я продолжила:   -Повернули направо. Видите высокий куст? Идёте к нему. Там налево к промоине. А потом можете идти к ДЗОТу.   Девчонки медленно двинулись вперёд, вглядываясь в землю под ногами. Пока они брели, я собрала оружие, стащила трупы в угол и накрыла их покрывалом с кровати. Кстати, я ещё пистолет-пулемёт "Томпсон" нашла, кажись, того же придурка с обрезом.   И вдруг я слышу по моей "ходи-болтайке", как кто-то вызывает какого-то "Дикого Пса". Ну что я могла сказать? Только обложить матом свою удачу. Ну надо же, чтобы частоты наших и ихних "ходи-болтаек" совпали! От моих речей на той стороне весьма охренели. И пока они приходили в себя, я успела перетащить пулемёт в свой окоп и изготовиться к стрельбе. Кстати, а пулемёт оказался китайский, Тип80, дрянь, конечно, но за неимением кухарки...   Ага, девочки на подходе.   -Мари, ты держишь ворота и территорию около. Мышь не должна проскочить! Тиффани, территория справа. Воен, иди ко мне!   Девчонки отреагировали сразу. Тиффани залегла со своем АЕКом, Мари всадила заряд в караулку, из дома попытались выбегать бандиты, но я двоих срезала, остальные шарахнулись назад. Тут подбежала Воен, я передала ей пулемёт и приказала стрелять короткими очередями на поражение. Сама же отступила чуть назад разложила "взломщика" и принялась выцеливать чересчур активных бандитов.   Первыми были пулемётчики с противоположного холма. Видать, по команде из лагеря, они принялись обстреливать наш холм. Стрелять пришлось на пределе дальности, около двух километров, поэтому я не торопилась. Наконец выстрелила. Пуля попала в пулемёт и рикошетом в пулемётчика. Пулемёт однозначно кранты, пулемётчику, похоже, - тоже (вся грудь разворочена). Один вскочил и начал пулять в белый свет из автомата. Воен его приземлила.   Сложилась неприятная ситуация. Мы зажали бандитов, примерно треть уничтожили, остальные засели в домах, вяло отстреливаются и ждут темноты, которая вот-вот наступит. Надо как-то расшевелить гавриков.   -У кого МК.19? - спросила я.   -У меня, - отозвалась Тиффани.   -Обстреляй большой дом, - сказала я, пусть забегают. Мари, держи ворота!   Несколько минут спустя по фасаду прошлась серия взрывов, несколько гранат попало внутрь. Обстрел вызвал панику и суету внутри. Бандиты попытались вырваться, но пара очередей Воен отбило это желание. Кто-то высунулся в окно с "трубой", но я ждала именно этого и свалила "трубача".   Тут у кого-то сдали нервы. Из-за угла вырвался грузовичок. В кузове за пулемётом болтался мужичок. Я ожидала, что Мари всадит из "трубы", но нет, наш бухгалтер решила сэкономить. За несколько метров до ворот она всадила очередь в переднее колесо. Машину развернула так, что она встала поперёк ворот, наглухо перегородив проезд. Следующей очередью мулатка срезала парней в кузове. А я выскочила из окопа и положила осколочную гранату из РПГ-7 за тот угол. Дикие вопли подтвердили правильность решения.   -Похоже, нам больше отсюда ничего не светит, - сказала я, - так, мелочи, да и темнеет. Значит, мне пора идти внутрь. Воен, держи оборону, не давай никому высунуться. Я пошла.   Выпрыгнув из окопа, я скатилась вниз к ограде. Бандиты попробовали палить, но слабенько, девчонки почи сразу подавили. Как я и ожидала, там оказался потайной лаз. Но я не торопилась, тщательно проверяя дорогу. И нашла три растяжки и две монки. Маньяк какой-то минировал, не иначе. Как говаривал наш командир: "Товарищи офицеры, ну знайте меру! Ну выпили литр на каждого, ну два. Но зачем же так нажираться?!". Поставили одну растяжку, ну две. Но зачем же столько добра переводить? Враг, скорее всего, предпочтёт прорезать новый проход, чем разминировать старый.   Сзади послышался шорох, я искоса глянула. К моему удивлению, это оказалась не Воен, а Тиффани.   -А что мне там делать? - спросила девушка. - Я за время осады лишь одного подстрелила, занесло его в мой сектор.   -Ладно, - сказала, - я потом с тобой поговорю. Сейчас прикрывай спину.   Перебежками и ползком мы подобрались к большому дому. Дурных идти через двери не было, забрались через окно. Я обошла первый, по?том второй этаж. Во всём доме осталось с десяток бандитов. Лишь однажды Тиффани помогла, когда бандит вылез из какой-то дыры. Затем я обошла склады с горючим и прочими припасами, гараж с семью машинами, и присела у окна небольшого домика, по всей видимости радиостанции, судя по антеннам, и жилищу атамана.   -Всё, кончилась твоя банда, - сказала я по-испански, закурив сигару, - остался только ты, твой помощник и радист. Даже охранников у пленных я грохнула.   Кто-то выстрелил из окна раз, второй , но мы с Тиффани сидели в мёртвой зоне. Придурок высунул руку, но я револьвер отняла, а руку сломала. Какой взрыв эмоций последовал! В три голоса бандиты принялись ме?ня ругать. Я глянула на Тиффани и показала на гранату и окно. Девчонка взялась за кольцо, но я погрозила кулаком и снова показала на окно. Кивнув, Тиффани забросила гранату, не выдергивая кольца. Дикий вопль, и тут я возникаю и стреляю из маузера и ТТ. Два помощника главаря убиты, сам главарь с ранами в обоих плечах беспомощно матерился, глядя на меня. Я заскочила внутрь. Какая-то юная девица на кровати в углу вскинула пистолетик и упала с пробитой головой. Что-то мне показалось странным. Я подошла поближе. Это была не девушка, а мальчик лет пятнадцати с длинными волосами, с намазанными глазами и губами и крохотными грудками, одетый в комбинацию и чулочки. Я закрыла его одеялом и повернулась к главарю:   -У нас, дружок, есть два выхода из ситуации. Первый. Ты отвечаешь на все вопросы и присоединяешься к своему любовнику, - я кивнула на кровать. - Второй. Ты упорствуешь, и я применяю особые правила допроса, принятые у спецназа ГРУ. Слышал о такой конторе? Нет? Ну и зря. Так вот, у спецназа ГРУ всегда говорят. Исключений не было. Хочешь попробовать?   -Что ты хочешь знать? - спросил главарь. Нет, становиться исключением он не хотел.   -Какие банды есть по соседству, их месторасположения, примерная численность, - сказала я, - с кем из Ордена контактировали, ну и где трудовые сбережения.   -Перевяжите! - попросил главарь.   Я кивнула Тиффани, та наложила временную повязку, а главарь рассказал, что рядом три лагеря. Самый ближний - в большом подземелье в километрах двадцати - двадцати пяти. Там какие-то проблемы, радио молчит. Он отправил две группы. Первая была уничтожена громадным вараном, от второй пока нет известий.      Другой лагерь - в километрах семидесяти на запад, примерно сорок человек, одиннадцать машин, восемь пулемётов и два миномёта. Третий - километров сто на север, до семидесяти человек, примерно двадцать машин, около десятка пулемётов, есть пару орудий.   -Да, не весело, - вздохнула я. - Ну, будем думать, когда эти банды будут проблемы создавать. А пока...   Я включила "ходи-болтайку":   -Воен? Мари? У нас всё, зачистили под ноль. Возвращайтесь за "бычком" и заезжайте в лагерь.   Привязав снаружи подстреленного главаря, мы поменяли колесо и убрали в сторону грузовичок, освободив ворота. Тут как раз и девочки подъехали. Собрали оружие, сложили трупы в гараже.   -Какой хорошенький! - умилилась Мари мальчику. - Женя, так ли нужно было его убивать?   -Да я его сразу и не заметила, - пожала я плечами, затаился под одеялом. Лежал бы так, его бы никто не тронул. Но он захотел стрелять в меня и я просто автоматом выстрелила на упреждение. Надо было стрелять в руку, но... Что сделано, то сделано, как говорят турки, узнав, что отрубили голову невиновному. Тут война, девочки, а не гулянки.   Я села за рацию и вызвала "Пещеру". Почти сразу отозвалась Сашка, я получила втык за то, что долго молчала. Мои попытки вклиниться в её монолог были безуспешны. Лишь через полчаса я смогла сообщить, что вернусь утром. Обязав при малейшем шухере выйти на связь, меня наконец отпустили. Посмеиваясь, я вер?нулась к девчонкам.   -Получила выговор с обещанием набить морду за долгое молчание, - сообщила я.   Воен на скорую руку приготовила ужин. Перекусив, я вышла с чашкой кофе на веранду и закурила свою сигару. Следом потянулись и подруги. И вдруг они стали просить рассказать что-нибудь.   -Ну Дженни, ты же много где была, ещё больше видела. Расскажи хоть что-то! - наседала Тиффани.   Её поддержали и другие девчонки.   -Ну хорошо, - сдалась я. - Это было осенью девяносто пятого года. Я тогда только вышла из госпиталя, мне предоставили отпуск для выздоровления. И вдруг меня вызывают в Москву. Приехала. А мне дают документы и отправляют в одну европейскую столицу. Я в полнейших непонятках прибываю по адресу. Оказалось, что надо срочно добыть какие-то документы. Штирлицы не сработали. Слишком высокого уровня. И тут кто-то родил идею подменить охранника. Стали искать похожих и нашли, что я ну близнец какой-то девки-охраницы. Такая же рыжая, не очень высокая и наглая. Мне показали видео как эта охраница говорит, двигается, кушает и так далее. После пары дней подготовки меня отправили на дело, потому как документы нужны были срочно.   -В общем, я прошла на территорию объекта, добралась до сейфа, сфоткала нужное и направилась к выходу. Внезапно дверь открывается и мне дорогу преграждает женщина. Что я могу сказать... На первый и второй взгляд около тридцати лет, но потом видно, что всё-таки лет на десять старше. Очень красива, есть некая грация, делающая её неотразимой. Одета она была лишь в туфли на высоком каблуке и прозрачную ночнушка. Она обняла меня и горячо поцеловала. Не успела я опомниться, как она увлекла меня в свою комнату и принялась раздевать, лаская при этом. В общем, завела она меня не по-децки. Не буду вам описывать, что между нами было, но такого секса у меня никогда не было. Лишь на рассвете я кое-как оделась и ушла, причём эта стерва зажала мои трусики. "На память, - сказала, - о незабываемой ночи!"   -А мои вне себя от тревоги были. Куда я пропала?! Ну, я и придумала историю, как забралась в нужный кабинет, а туда одна за другой парочки зачастили. В конце концов, когда произошла очередная смена, я выбралась из шкафа, поздоровалась и ушла. - Девчонки захихикали, я продолжила: - Вот только резидента, капитана 1 ранга Тимофеева обмануть не удалось. Он вызвал меня в кабинет, показал мою докладную и спросил что на самом деле было. Ну я посопротивлялась и рассказал, как трахалась с двумя охранниками, потому как отвертеться было невозможно. В общем, похоже, он этому тоже не поверил, но документы были подлинные, никакого шебуршания разведки и контр не было, похоже, всё прошло незамеченным. Так что меня отправили обратно и даже мудаль дали.   -Но самый звиздец наступил потом. Я выхожу из комнаты, где разговаривала с резидентом, а тут как раз по ящику местные новости передают. Что-то вроде: "С визитом в нашу страну прибыл президент такой-то с супругой!" И показали эту парочку. Ё-моё! Так вот кто у меня трусики слямзяла! Фетишистка хренова! А когда меня потом спрашивали, куда я ездила, и я отвечала, что трахала жену президента, мне никто не верил. "Звездишь, рыжая!" Вот такое приключение было в моей жизни...   -"Крокодилы, пальмы, баобабы, - пропела вдруг Тиффани, - и жена французского посла!"   -Вот именно, - усмехнулась я.   Остальных это заинтересовало. Узнав, что это только песня, девчонки потребовали спеть. Гитары не бы-ло, но я спела и так. Им понравилось. Даже подпели хором:   В нём постель, распахнутая настежь,   И жена французского посла!   -Ладно, девчонки, давайте спать, - я зевнула, - сегодня мы немало потрудились, завтра тоже нелёгкий день, так что укладывайтесь спать.   И правда, уснули все моментально.   Ровно через четыре часа я встала, сварила себе чашку кофе и отправилась на тренировку. Кружку с кофе я поставила рядом с привязанным атаманом. Нет, не специально, я вообще не люблю пленных пытать, правда, иногда приходится. Главарь зашевелился и попытался дотянуться, но я вовремя заметила и отставила кружку. Он долго сверлил меня взглядом, но мне как-то было наплевать на его чуйства. Наконец, поняв, что я не реагирую, атаман заговорил:   -Эй, а меня кормить будут?!   -Нет! - отрезала я.   -Но почему?! - не понял бандит. - Хорошо ты относишься к пленным!!   -Ты... не пленный, - ответила я, - ты... приговорённый. Мы с тобой заключили сделку: лёгкая смерть в об?мен на тайник. Ты жив только потому, что завтра выдашь тайник. Так что, чего зря продукты переводить?   -А если я не выдам? - полюбопытствовал главарь.   -Два раза прощу, - ответила я, - а на третий возьму монтировку, проломлю позвоночник на пояснице и брошу где-нибудь в горах. Сколько ты пролежишь, прежде чем тебя живым кушать начнут?   Став белее снега, бандит замолк. Он лучше меня знал про здешние условия, так что ему было о чём подумать. Я тем временем продолжила занятия. Закончив разминочные упражнения, я перешла к комплексам ру?копашного боя. Некоторое время бандит наблюдал за мной, потом спросил:   -А есть вариант, что ты меня не убьёшь?   -Есть, - не стала отвергать эту идею я, - но скорее, теоретический. Для этого надо оказать мне большую услугу. Но какую услугу ты мне можешь оказать?   -Э не! - обрадовался главарь. - Вот тут ты ошибаешься! Помнишь, я рассказывал о банде в большой пе?щере? - Я кивнула. - Так вот, года два назад я нашёл в километрах пятнадцати на восток пещеру. Там оборудовал своё тайное убежище, тайник с деньгами. Но вот показалось мне, что та пещера ведёт гораздо дальше, чем на пятнадцать-двадцать метров, что были доступны мне. И вполне возможно, что это тайный выход.      Я посмотрела на бандита, потом сходила за водой и напоила его.   -Считай, ты меня заинтересовал. Но я тебе ничего не обещаю.   -Думаешь, что сможешь захватить Пещеру? - с ехидством спросил атаман.   -Нет, не думаю, - ответила я, - потому что уже захватила. Позавчера ночью. И в ножевой схватке убила тамошнего главаря.   Надо было видеть рожу атамана, когда он это услышал.   -Но как же так?! - изумился он. - Я там бывал, это неприступная крепость!   -Ты плохо слышал? - спросила я. - Я служила в спецназе ГРУ, а для нас нет невыполнимых задач. Теперь заткнись и не мешай тренироваться, а то пасть заткну.   Бандит проникся и замолчал, наблюдая за моими упражнениями. Под конец я достала метательные ножи и раз за разом втыкала в нарисованный на двери силуэт: голову, грудь, локти, колени. А последней была рогатка. Главарь начал было хихикать над этим "грозным" оружием, но, наблюдая, как я раз за разом сбиваю с десяток пластиковых бутылок, отступая дальше и дальше, перестал лыбиться и нахмурился. Ничего подобного он не ожидал. Не ожидали и девчонки, выползшие во двор. А я расставила бутылки снова и увеличила дистанцию до ста двадцати метров. Бац, бац, бац! Бутылки разлетелись. Меня наградили бурными аплодисментами уже проснувшиеся девочки.   -Надо же! - удивилась я. - Пять часов тренировки как корова языком. Что с завтраком?   -Готово, - сказала Мари, - тебя только ждём.   -А пленницам? - спросила я.   -На всех хватит!   Раньше мне не попадалось пленных мужиков. Сейчас попалось трое. Двое нормальных, русский и француз, последний ещё цветок сорвал и преподнёс Мари. А вот третий... А я ещё удивлялась, почему мне не встречаются пленные мужики. Господи, это же счастье было! Двое нормальных - русский и француз, (русский сказал спасибо, а француз сорвал цветок и преподнёс его почему-то именно Мари, хотя прошёл мимо меня, Тиффани и Воен). Третий же оказался здоровенным мужиком, я заметила, что остальные двое его сторонятся.   -Я благодарен, детка, что ты спасла нас, - басил он, стоя передо мной, - но на этом твоя роль закончена. Я мужчина, я беру командование в свои руки. Давайте, жрать, а я пока обдумаю положение.   И он уселся во главе стола. Я переглянулась с девочками. Не, ну кадр! Он думает, что я смирюсь? Ага, ждите-с!   Я кивнула парням: несите кастрюлю. Воен принесла кучу мисок и ложек. Мари стала раскладывать кашу по мискам. Мужик подозрительно глянул в свою миску:   -Что это?!   -Каша, - ответила Мари, - рисовая каша с тушёнкой.   -Мне не надо каши! - рявкнул мужик и тарелка полетела в мулатку, та еле успела увернутся. - Мне надо мясо! Слышишь?! Мя-со!!! И ты сейчас пойдёшь...   -Встал! - рявкнула я. Маузер в моей руке дважды хлопнул, пули прошли, обжигая, впритирочку с его ушами. Мужик испуганно вскочил. Я продолжила:   -Лёг на стол! Руки на спину! Воен, свяжи его! Кисти связала? Теперь локти стягивай. Молодец! Тряпку скрути в комок и в рот. А теперь обвяжи, чтоб выплюнуть не смог. И привяжи его у крыльца. И уродится такое...   Мужик замычал и задёргался. Я подошла и освободила ему рот.   -Ну подруга, ну чё ты, шутки же понимать надо, - примирительно заговорил мужик. - Я...   Что он, мы так и не узнали, потому что я вставила кляп на место.   -Я шутки понимаю и люблю, - сказала, - только вот не такие. А ты лучше посиди тут связанный, потому что можешь продолжить свои шутки с оружием. Ещё попадёшь куда-нибудь не туда. Сделаешь дырку - не заштопаешь.   За нами особенно внимательно наблюдала девушка, очень красивая блондинка в нордическом стиле, лет так двадцати. Наш ответ ей, похоже, понравился. Она подошла ко мне и представилась:   -Графиня Екатерина фон Зальц, - и присела в книксене.   -Графиня Евгения Муравьёва, - я щёлкнула каблуками своих берцев.   -Фу ты ну ты! - засмеялся русский мужик. - Какие тут все благородные!   -Прошу! - пригласила я. - Чем богаты... Кэтрин (ну не поворачивался у меня язык называть эту девчонку полным именем) приняла от Мари та-релку с кашей и принялась весьма активно орудовать ложкой. Тиффани вдруг спросила:   -Дженни, а ты действительно графиня?   -Да, - кивнула я, - мой предок Николай Муравьёв-Амурский был возведён в графское достоинство в 1852 году императором Николаем Первым. А вообще-то род Муравьёвых прослеживается с конца пятнадцатого века. Но на самом деле он ещё древнее, потому что получил фамилию по сыну рязанского боярина. А вот насколько древней - история умалчивает, потому как исторических документов не сохранилось. Но лет двести пятьдесят - триста прибавить можно смело.   -Но ты же... - смутилась Мари.   -Если я даже не была, - сказала я, - то я всё равно рожала бы для другой семьи. Да и рожать не могу, ранена была. Но у меня есть старший брат, а у брата есть два сына и дочь. Вот племянники и продолжат наш род. Так, девочки, позавтракали? Займёмся делом.   -А где вы, графиня, были ранены? - вмешалась немка. - Здесь?   -Здесь, слава богам, меня ранить ещё не успели, - усмехнулась я. - Нет, на Старой Земле, когда я служила в спецназе ГРУ. - Увидев удивлённый взгляд Кэтрин, я пояснила: - Это лучшая разведывательно-диверсионная служба в мире. Там я была несколько раз ранена и удостоена правительственных наград. Однако, вернёмся к нашим делам. Мари, подгонишь сюда "унимог", и начинайте выносить, разбирать и грузить кровати. Каждую кровать помечайте буквой английского алфавита, чтоб не перепутать.   Всеобщее изумление было ответом.   -Но зачем?! - вырвалось у Мари.   -Затем, что в захваченных нами Пещерах я не обнаружила ни одной кровати , - сказала я. - А поскольку мы собираемся обосноваться там надолго, то хотелось бы всё-таки спать в кроватях, а не на полу, по походному. Чуть позже добавим и другие мебелЯ: тумбочки, столы, шкафы. Дошло?   -А-а-а! - дошло до всех.   -Тогда продолжим. Воен, собираешь все продукты, которая есть, и грузишь в этот пикапчик, - указала я на грузовичок во дворе. Попробуй на сей раз сама машину подогнать к кухне.   -Это твои слуги? - подошла ко мне Кэтрин.   Я с недоумением посмотрела на неё. Из какого средневековья она разморозилась?   -Это мои подруги, - сказала я. - Я их спасла от рабства и плена, они решили остаться со мной.   -Ундерменши - подруги? - немка была ошарашена.   

Связаться с программистом сайта.

Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"


Источник: http://samlib.ru/d/derjugin_wasilij_ewgenxewich/amazonki-1.shtml


Закрыть ... [X]

ArtOfWar. Миронов Вячеслав Николаевич. День курсанта (5 августа) - Сонник к чему сниться зуб с кровью



Как прыщи сделать убирай Как прыщи сделать убирай Как прыщи сделать убирай Как прыщи сделать убирай Как прыщи сделать убирай Как прыщи сделать убирай Как прыщи сделать убирай